ТОП-7 мифов об усыновлении

Перед вами пять наиболее популярных заблуждений о приемных детях с ми известных специалистов по семейному устройству детей-сирот.

Задумываясь о том, чтобы взять ребенка в семью, приемные родители неизбежно сталкиваются с целым комплексом стереотипов. Большинство мифов о приемных детях уходят корнями в советское прошлое, когда детские учреждения чаще всего были скрыты от обывателей высокими заборами и еще более высокими стенами отчуждения.

ТОП-7 мифов об усыновлении

Миф первый

Пожалуй, это самый распространенный стереотип о детях-сиротах. «Все детдомовцы — дети наркоманов и алкоголиков, рано или поздно это проявится»; «Учатся плохо, а в кого им Ломоносовыми расти? Яблоко от яблони…» — услышать подобное можно нередко.

Между тем на формирование личности влияют как гены, так и социальное окружение ребенка.

«Да, есть особенности, которые действительно во многом определяются генами, например, темперамент или математические способности, — объясняет известный психолог, специалист по семейному устройству детей-сирот Людмила Петрановская.

— Но при этом не генами определяются такие качества человека, как честность, доброта, способность любить, быть счастливым. Здесь все зависит от любящей семьи и от выбора самого человека».

По мнению многодетной приемной мамы Натальи Городиской, если знать историю биологических родственников, то можно проследить, как наследуются способности к чему-либо.

«Наша приемная дочь Настя хорошо учится в школе. Знаю историю ее семьи – они все неплохо учились, ее кровный брат, которого воспитывает дед, тоже отличник. Может, свою обучаемость она унаследовала от биологических родителей, а может, учеба дается ей легко, потому что я с ней много занималась».

Читать также — Про осинки и апельсинки

«Если говорить об интеллекте в узком смысле слова (как его понимают в школе), то он действительно довольно сильно предопределен генетикой, — объясняет психолог Людмила Петрановская.

— При этом ребенок, который плохо учится в школе, может прекрасно рисовать, петь, заниматься спортом.

Если будущие приемные родители зациклены на школьных успехах, то им нужно относиться к идее приемного родительства с осторожностью, поскольку их может постичь разочарование».

Читать также — 6 вопросов приемных родителей главному детскому психиатру Москвы

Насколько формирование личности человека предопределено генетикой, а насколько — средой? «По моему мнению, социальное окружение играет большую роль, чем генетика, — уверена Наталья Городиская. — Забирая ребенка в семью, мы меняем социальное окружение — и малыш, как правило, растет не таким, как его кровные родители. Нет таких генов, как ген воровства или ген проституции».

«Приемный ребенок — это не только гены, это еще и его опыт до прихода в семью, нередко травматичный опыт, — говорит Людмила Петрановская. — Он тоже в большой степени определяет, как будет складываться жизнь малыша в дальнейшем».

Говоря о непредсказуемой наследственности ребенка, будущие приемные родители иногда забывают, что родной сын или дочь тоже могут оказаться непохожим на маму и папу.

«Мы и у своих детей не знаем, как сработает природа, насколько причудливым окажется сочетание генов, — объясняет Людмила Петрановская. — Если приемная семья будет жить в страхе перед генами, в любом проявлении ребенка высматривая зачатки «аморального образа жизни» или «криминальные задатки», то может возникнуть ситуация самосбывающегося пророчества».

ТОП-7 мифов об усыновлении

Миф второй

«Здоровых там нет»; «В основном в детдомах находятся дети с тяжелыми диагнозами», — таково обывательское мнение. На самом деле, все не столь однозначно.

«В детских учреждениях действительно много нездоровых детей, — делится наблюдениями Людмила Петрановская. — Редкий детдомовский ребенок может похвастаться записью «практически здоров» в медкарте. Практически все имеют социально-педагогическую запущенность, нарушения развития речи, многие — задержку психического развития.

Но надо помнить, что все детдомовские дети находятся в психотравмирующей ситуации, в ситуации постоянного стресса, что крайне отрицательно сказывается на здоровье. Они пережили опыт эмоциональной депривации, то есть одиночества, пренебрежения и жестокого обращения со стороны собственных родителей, опыт потери своей семьи, состояние полной неопределенности в жизни».

Схожей позиции придерживается и Елена Альшанская, президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»: «Симптоматика последствий депривации, госпитализма зачастую очень напоминает проявления некоторых заболеваний.

Это задержка психоэмоционального, речевого, физического развития ребенка. Врач видит симптомы, но не всегда понимает причины.

Нередко в этом кроются истоки гипердиагностики — доктора видят признаки каких-либо заболеваний, тогда как малыш просто начинает деградировать в отсутствие индивидуальной заботы и ухода, находясь в состоянии стресса и потери».

Отсутствие у ребенка значимого взрослого и, как следствие, чувство постоянной тотальной незащищенности перед миром нередко приводит к серьезному урону здоровью. Известный научный факт: у детей, переживающих депривацию, несмотря на хорошее питание, часто развивается анемия, рахит и другие заболевания, поскольку питательные вещества не усваиваются.

«Брошенный ребенок может отставать в развитии не потому, что его мама была алкоголичкой, а потому, что он в глубоком стрессе, — говорит Елена Альшанская. — Мы часто видим ситуации, что ребенок попадает в семью и все нормализуется».

Читать также — 4 главных вопроса о группах здоровья детей-сирот

Отдельный вопрос — гипердиагностика. Сироты проходят бесконечное количество обследований: регулярные диспансеризации, консультации врачей при переводе в другое детское учреждение, обследования при усыновлении… Неудивительно, что при столь пристальном наблюдении у каждого находятся какие-то неполадки со здоровьем.

По наблюдениям многодетной приемной мамы Натальи Городиской, значительное количество диагнозов может быть снято после успешного устройства ребенка в семью. «Мы усыновили двухлетнего мальчика-инвалида с диагнозом «гидроцефалия», а через полгода инвалидность сняли, все компенсировалось, — рассказывает Наталья.

— Причем диагноз был не придуманный — я своими глазами эту видела большую голову, сильное отставание в развитии, когда малышу был годик. Когда мы принимали решение, то прислушались к мнению врачей: они давали отличные прогнозы. Через полгода после того, как мы его забрали, на обследовании у невролога нам сказали, что с мальчиком все в порядке.

Сейчас Мите четыре года, физически он развит лучше многих сверстников: ходит на футбол, спит в обнимку с мячом».

И все же специалисты предостерегают будущих приемных родителей от чрезмерного оптимизма в отношении здоровья приемных детей. «Да, есть вопрос гипердиагностики и вопрос, в какой степени диагнозы обусловлены депривацией, — говорит Людмила Петрановская. — Но это вовсе не значит, что от любви «все само собой рассосется».

«В отношении к здоровью приемных детей я наблюдаю две крайности, — делится Наталья Городиская. — Одни родители очень боятся диагнозов, другие, наоборот, уверены, что смогут все вылечить любовью. И то, и другое не совсем верно. Надо советоваться с хорошими врачами, чтобы отчетливо понимать перспективы ребенка. И рассчитывать свои силы».

ТОП-7 мифов об усыновлении

Миф третий

«Пожалуй, самый опасный миф, что сироты — это милые, абсолютно прекрасные, но брошенные и одинокие существа, которые очень хотят к новой маме и всю жизнь будут ей благодарны, — считает Елена Альшанская.

— Об этом нам говорят в СМИ, в кино, в социальной рекламе и т. д. Складывается картинка, что после устройства в семью непременно наступает хеппи-энд, как говорится в сказках, жили они долго и счастливо.

Однако это далеко не всегда соответствует реальности».

По мнению Елены Альшанской, думать, что ребенок — это человек без прошлого, — заблуждение. «Таким образом мы теряем понимание, в какой ситуации он был до того, как попал в семью, — говорит Елена.

— У ребенка, наверняка, есть родители (в нашей стране большинство детей в детских учреждениях остаются социальными сиротами, то есть у них есть родители или родственники), есть бабушки и дедушки, возможно, братья и сестры.

Читать также — Приемный ребенок в семье. Что дальше?

Есть опыт, который ребенок приобрел до встречи с приемными родителями, иногда это опыт насилия или неблагополучия в родной семье, а иногда наоборот: в семье ребенку было хорошо и он переживает опыт острой потери, это опыт выживания в детском доме.

Нельзя все это просто забыть и в один момент начать жизнь с чистого листа. Именно поэтому так важно понимать, из какой ситуации к вам попал ребенок. Бывает, что мама умерла, а пожилая бабушка не справилась с заботами о малыше. А бывает, что в кровной семье ребенок подвергался физическому насилию.

Все это совершенно разные истории, и ребенку нужна помощь, адекватная его жизненной ситуации».

Иллюзорное отношение к семейному устройству иногда приводит к тому, что некоторые приемные родители не справляются со своей ролью.

«При принятии решения надо постараться получить максимум информации от органов опеки, — рекомендует Елена Альшанская. — А впоследствии стараться быть деликатными и внимательно слушать ребенка, что он рассказывает о прошлой жизни. Ведь ресурсы можно черпать и в хорошем отношении к кровным родственникам».

ТОП-7 мифов об усыновлении

Миф четвертый

«Сердце подскажет, «наш» ли это ребенок»; «Думаю, увижу «своего» — и сердце екнет», — такими мыслями делятся будущие приемные родители, обсуждая нюансы подбора ребенка. Но стоит ли ждать пресловутого сигнала от сердца и других органов?

Читать также — Первая встреча с ребенком

«Не нужно полагаться на любовь с первого взгляда, лучше максимально подробно узнавать у работников опеки всю информацию о будущем подопечном, — уверена Людмила Петрановская. — При этом ребенок должен быть вам физически приятен, не вызывать отторжения, его должно быть приятно обнимать.

Читайте также:  Детский сад и истерика у ребенка – что делать?

Помните, что потом вы будете проводить вместе 24 часа в сутки, а когда ребенок нравится, это дает силы и огромные ресурсы. Что же касается ситуации «сердце екнуло» (теплые чувства возникают к ребенку с первого знакомства), то это редкий случай. Это как любовь с первого взгляда — да, иногда случается, но совершенно не гарантирует счастливого брака».

Эксперты предупреждают, что привязанность к приемному ребенку не появляется сразу, по волшебству, каким бы родным он ни показался при знакомстве в детском учреждении.

«Некоторые думают: вот я возьму ребенка и сразу его полюблю. Нет, скорее всего, не сразу, — говорит Наталья Городиская. — Нельзя забывать, что он глубоко травмирован своим предыдущим жизненным опытом. Даже грудные дети испытывают на себе последствия депривации, а дети постарше очень часто страдают расстройством привязанности. Все дети из системы травмированы.

Читать также — «Какая же я тетя? Я твоя мама!»

Для налаживания хороших взаимоотношений с ребенком нужно пройти сложный период адаптации. Первый год вместе, наверняка, будет непростым. Хотя бывает всякое.

Например, с одним из моих приемных детей, Митей, у нас сразу наступила любовь — как только он в первый же вечер уснул у меня на животе.

Но он был совершенно сохранным в плане формирования привязанности, видимо, его любили в доме ребенка, так как он очень симпатичный внешне, контактный малыш».

ТОП-7 мифов об усыновлении

Миф пятый

Вопреки расхожему мнению, подготовка документов для приема ребенка в семью — процесс относительно простой и недолгий.

Читать также — 5 шагов к принятию ребенка в семью

«Процедура оформления опеки (да и усыновления) в России одна из самых простых, — отмечает Людмила Петрановская. — Полтора-два месяца занимает школа приемных родителей, параллельно можно готовить другие документы.

Оформление бумаг возможно даже за два месяца, если оформляется опека над конкретным ребенком и для родителей это вопрос срочный. Обычный срок 3—4 месяца. Ни в одной европейской стране столь быстрое оформление невозможно, нам в этом смысле грех жаловаться.

На мой взгляд, поскольку детей у нас в детских учреждениях много, то столь короткие сроки — это разумно».

«Многие мои знакомые оформили документы за 2—3 месяца, — говорит Елена Альшанская. — Это очень короткий срок по сравнению с реальной беременностью, например.

Я считаю, что необходимо время для «вынашивания» идеи о приеме ребенка в семью.

В Европе и США подготовка к усыновлению длится гораздо дольше, там в течение года семью наблюдает соцработник, предъявляются высокие требования и к доходам».

«Если уже на этапе сбора документов родителей пугает стояние в очередях, трудно найти время для прохождения Школы приемных родителей, то стоит еще раз задуматься, правильное ли решение вы приняли, — рекомендует Наталья Городиская. — Ребенку ведь тоже потребуется ваше время, иногда нужны разные справки, так что в очередях точно придется постоять. Надо набраться терпения».

7 мифов об усыновлении детей

ТОП-7 мифов об усыновлении

Тех, кто шел со мной на контакт, я искренне обожала, привозила им из города подарки, уделяла внимание всегда, а потом по ночам плакала в подушку из-за всего, что моим любимым деткам пришлось пережить.

Приемные дети моих сестер

Но ладно, не буду сегодня о грустном, лучше обсудим мифы, окутывающие вопрос усыновления таких детей. А их даже сейчас, в современном и таком развитом 21 веке очень много.

В моем окружении масса людей, которые не воспринимают саму эту мысль всерьез. Например, мои родители. Они не представляют, что ребенка можно не только родить, но и усыновить. Или одна знакомая бездетная пара.

Да, они едва перешагнули 30-летний рубеж и пока им рано думать об усыновлении, но ведь они пытаются завести ребенка вот уже 11 лет и ничего не выходит. Они обходили всех мыслимых и немыслимых врачей, посетили даже «бабок» и гадалок.

Девушка постоянно льет слезы о своей беде, но при этом даже не рассматривает мысль усыновить.

В свои 18-20 лет я думала о том, что через лет 10 обязательно усыновлю ребеночка, но тогда весь процесс мне казался каким-то невероятно сложным и затянутым.

А потом буквально в один год две мои троюродные сестры по разным линиям взяли из приюта детей. Одна стала счастливой мамочкой двух сестричек 3 и 1 года, а вторая взяла невероятно похожую на себя девочку 4 лет.

Как же они были счастливы! А как были счастливы сироты, наконец получившие дом и полноценную семью.

Итак, самые распространенные причины, почему люди отказываются от такого шага – мифы, которыми окутан сам процесс усыновления. Сегодня мы о них и поговорим.

Миф №1: большинство брошенных детей больны

ТОП-7 мифов об усыновлении

Но ведь болеть могут не только сироты, но и вполне благополучные и домашние детки. Просто последнего заботливые родители затаскают по врачам, а о первом некому позаботиться.

Вот у меня сейчас перед глазами наглядный пример, что вполне себе домашние и даже залюбленные дети могут быть очень болезненными. Моя 16-летняя сестра в возрасте до двух лет перенесла все заболевания, которые только можно, и сейчас «славится» своим иммунитетом, который сваливает ее в кровать при первом же дуновении ветерка.

Так стоит ли так сильно переживать о болезнях сирот? Разве свои дети от них застрахованы?

Миф №2: из сына уголовника непременно вырастет такой же уголовник

Это любимый миф моей мамы, который она рассказывает мне каждый раз как заходит даже теоретический разговор об усыновлении. Генетика – крайне сложная наука. Но при этом в нашей стране в ней разбирается буквально каждый второй.

Как так? Значит, предугадать, что неблагополучные гены обязательно возьмут верх они могут, а вспоминать про собственного дедушку-алкоголика или отсидевшего брата они напрочь отказываются.

Конечно, признавать, что и у родного ребенка может быть очень плохая наследственность не хочет никто.

Еще моя мама любит утверждать, что в какой бы благополучной среде не вырос ребенок, все та же генетика «вырвется наружу» и сделает его вором, убийцей и прочим.

Сегодня ученые пришли к мнению, что несмотря на заложенный генетический код, педагогика, среда обитания и психология перевесят.

Естественно, шансы получить из примерного мальчика асоциального типа все равно имеются, но а разве преступления совершают исключительно бывшие сироты? Сомневаюсь.

Миф №3: в нашей стране сама процедура усыновления очень сложна

ТОП-7 мифов об усыновлении

Да, довольно длительное время может занять сам процесс поиска ребенка, но это уже зависит только от самой семьи. Например, моя сестра, взявшая двух девочек, нашла их буквально сразу же: пришла в один из киевских детских домов и увидела старшую. Оказалось, что у малышки есть годовалая сестричка. Все, вопрос был решен – взяли обеих.

Вот вторая моя сестра сама затянула процесс поиска ребенка на несколько лет. Но у нее было огромное желание найти похожую на себя девочку. Ей казалось, что так ни у кого не возникнет вопросов ее ли это ребенок. Ага, особенно если учесть, что дочка у нее появилась сразу четырехлетней. Ну вот было такое желание, она его и исполнила: дочка – копия мамочки и я не преувеличиваю.

Миф №4: очень сложно оформить документы

Сейчас все делается (должно делаться) бесплатно и практически везде без особых очередей. Конечно же, в наших странах абсолютно бесплатно ничего не происходит и к этому нужно быть готовыми, но поверьте, за усыновление каких-то огромных взяток не берут.

Документы, в принципе, все довольно стандартные и не требующие никаких ухищрений. Моя первая сестра собрала их буквально за пару недель. Да, побегать по инстанциям пришлось, но когда на кону стоит такое счастье, это практически не напрягает.

Более того, во многих учреждениях, услышав причину, по которой вы оформляете те или иные бумаги, идут на встречу. Так что переживания о бюрократии – не более чем нежелание более тщательно разбираться в вопросе усыновления.

Миф №5: осуждение окружающих

ТОП-7 мифов об усыновлении

Мне кажется, что даже те, кто сам не хотел бы иметь усыновленного ребенка, к другим, сделавшим такой сложный шаг, будут относиться с уважением.

Еще бы, не каждый сможет взять чужого малыша с мифическими генами убийцы, «кучей» болячек, да еще и уделять ему огромное количество времени.

Вот моя мама, опять же, категорически не хочет быть бабушкой приемного внука, но с детишками сестры, которая два года подряд приезжает к нам на море, играется с огромным удовольствием и видно, что делает это искренне.

Да и вообще, ребенок ведь будет вашим, а не соседским. Так зачем обращать внимание на какие-то пустые разговоры?

Миф №6: усыновить ребенка могут только хорошо обеспеченные люди

Это правда, но здесь речь вовсе не идет о каких-то миллионах, яхтах и загородных домах. Среднестатистической семье вполне реально взять ребенка. Главное, чтобы она подтвердила, что сможет его в полной мере обеспечивать.

Процедура соответствия необходимому финансовому положению происходит так: рассчитывается общий доход семьи за последние 3 месяца. Потом определяется прожиточный минимум на ребенка и каждого члена семьи. Если зарплата родителей покрывает не только свои показатели, но и показатель ребенка, ее можно считать достаточной для усыновления.

Еще, насколько я знаю, органы опеки обязаны проверять место будущего проживания малыша. Но, к счастью, смотрят они не на собственность семьи, а на место ее прописки. Например, моя вторая сестра не имеет собственного жилья, но прописана у мужа – ребенка им дали.

Семья первой сестры живет в трехкомнатной квартире вместе с родителями мужа. Казалось бы, куда еще ребенка?! Но подсчитав, квадратные метры, органы опеки пришли к выводу, что их достаточно для проживания еще двух деток.

Читайте также:  Синехии у детей: особенности лечения и ухода за девочкой

Миф №7: невозможность хранить тайну усыновления

ТОП-7 мифов об усыновлении

Во-первых, существует тайна усыновления, то есть, насколько я знаю, ни одно учреждение не имеет право разглашать кому-либо информацию, где сейчас находится ребенок и кто его приемные родители.

Во-вторых, кто сказал, что тайну об истинном происхождении малыша нужно унести с собой в могилу? В Америке и Европе к этому вопросу относятся более спокойно и чаще всего рассказывают ребенку, что он усыновлен.

В-третьих, чего вдруг у ребенка из-за подобной новости могут развиться комплексы? Многие люди прожили довольно приятную жизнь рядом с отчимами и не испытывали от этого никакого дискомфорта.

Считается, что в каждой стране существует как минимум 1-2% от ее населения, которые теоретически готовы принять в семью ребенка. То есть, в России это примерно 450 тысяч человек.

Так почему в детских домах все еще остается такое огромное количество брошенных малышей? Может быть, как раз из-за этих глупых мифов? А каким из них верили вы? Как чисто теоретически относитесь к вопросу усыновления? Есть ли среди ваших знакомых семьи с приемными детьми?

Мифы об усыновлении

“Господи, да зачем вам это надо?!.. Неужели вы не боитесь – ведь неизвестно, кто его родил, а может, у него родители – наркоманы или алкоголики?! Он ведь тоже таким вырастет!.. Все детдомовские – больные, здоровых бы не бросили. Оно вам надо – такой крест на себя взваливать? Да подождите усыновлять, сами еще родите… Зачем вам чужой ребенок?..”

Случается, что взрослые люди, которые хотят кого-то усыновить (взять под опеку, на патронат и проч.

) или только начинают об этом задумываться, поделившись с близкими, получают вместо поддержки недоуменные вопросы, кучу негативных комментариев и даже оскорбления… В результате к своим собственным сомнениям у них добавляются страхи, навязанные родными-друзьями-соседями, и после таких разговоров люди нередко отказываются от своего решения.

Хотя любые страхи можно развеять, с любыми трудностями – справиться, особенно если заранее к ним подготовиться.Мы продолжаем разговор о проблемах сиротства в России, и сегодня более подробно поговорим о том, какие существуют мифы, связанные с усыновлением, чего боятся потенциальные и уже состоявшиеся усыновители, а также о том, как избавиться от этих часто беспочвенных страхов.

Наш эксперт сегодня – кандидат педагогических наук, главный специалист проекта “К новой семье”, преподаватель московской Школы приемных родителей Галина КРАСНИЦКАЯ.Галина Сергеевна Красницкая – автор книг “Усыновление: вопросы и ответы”, “Вы решили усыновить ребенка”, а также информационных материалов и статей, публикуемых на страницах справочно-методических пособий по усыновлению.

Работала в Институте детства при Российском Детском Фонде. Впервые о том, что в России существует проблема сиротства, узнала в 1992 году, когда пришла работать в Центр Усыновления при департаменте образования Московской области.

С 2002 года ведет в Школе приемных родителей психолого-педагогический курс, а также дает индивидуальные консультации как состоявшимся, так и потенциальным усыновителям – по телефону и на интеренет-конференции 7ya.ru “Усыновление: общие вопросы”.

  • Замужем, имеет двоих взрослых сыновей, двоих внуков, воспитывает приемную дочь Алину.
  • Трудности усыновителям только на пользу
  • – Галина Сергеевна, чего, как правило, опасаются приходящие к Вам будущие усыновители?

– Ой, чего-чего, а страхов у наших граждан хватает! Тем более что на тему усыновления существует очень много мифов. Для не от них, а ведь это происходит довольно часто.

Какие только трагедии потом не случаются! Особенно если ребенок узнает об этом в подростковом возрасте, скажем, лет в 14-16. В лучшем случае он может просто уйти из семьи, а в худшем… А как страдают сами приемные родители! Ведь они всю жизнь несут груз этой “страшной тайны”.

Люди переезжают в другой город, меняют фамилию, имя, отчество – и свои, и ребенка, но ребенок все равно узнает об этом, причем в самом неподходящем возрасте. Либо найдутся “доброжелатели”, которые сообщат ему, что он неродной, либо сами родители проговорятся. Случаи разные бывают. Вот один из нашей практики. Мальчишка в 14 лет узнал о том, что он приемный.

Произошло это случайно, причем, по вине самих родителей. Парень что-то набедокурил, лег спать, родители стали выяснять отношения по этому поводу, и он услышал, как отец сказал матери: “Я тебе говорил, не надо было его из детдома брать – вот что из него выросло!”. Парень утром встал, собрал вещички и ушел из дома. Отец его потом два года (!) искал, и надо было видеть, из какой клоаки он его вытащил. А потом прощения просил… Да и вообще, о какой тайне может идти речь, если о факте усыновления знают: орган опеки, суд, ЗАГС, ЖЭК, врачи в поликлинике. Получается, что это тайна только для ребенка. Я считаю, что ему обязательно нужно рассказать реальную историю его появления в семье. Только нужно знать, когда и как это сделать – чтобы не нанести травму. Мы в Школе об этом много говорим.

– Есть ли “очередь” за детьми? И не пугает ли будущих усыновителей необходимость потратить уйму времени, пока удастся найти такого ребенка, какого они хотят?

– Очереди за детьми ни в одном детском учреждении не существует, особенно если усыновители хотят взять мальчика старше трех лет. Вот если они мечтают о девочке, да еще, чтобы ей годика не было, тогда придется подождать.

Происходит это оттого, что инициаторами усыновления изначально зачастую являются женщины, мужчины гораздо реже – процентов 20-30 обращений. Ну а женщинам, естественно, хочется дочку, с которой, когда она подрастет, можно будет поделиться своими проблемами и чисто женскими переживаниями, и которая будет ближе к родителям, когда они состарятся.

Мальчик вырастает и уходит из семьи, а дочка есть дочка. Поэтому девочки у нас “дефицит”. Да еще все хотят маленьких – чтобы самим воспитывать их с самого начала. С детьми старшего возраста уже приходится что-то корректировать, перестраиваться. А что касается поиска ребенка… Знаете, у всех это происходит по-разному.

Кто-то находит своего ребенка сразу, при первом же визите в детский дом, а у кого-то на поиски родного человечка уходят недели и месяцы. Здесь нет ни гарантий, ни статистики, и это ни от кого не зависит.

Но очень много случаев, когда люди изначально хотят усыновить, скажем, девочку от годика до трех лет, а попав в детдом, случайно видят мальчика лет десяти, и… напрочь забывают о девочке – этот мальчишка очень скоро становится их сыном. Как это объяснить?.. Наверное, судьбы наши определяются Кем-то свыше…

К вере нужно приохотить, а не приневолить

– Кстати, о Том, Кто свыше… Ваша Школа – светская, и преподаватели, насколько я понимаю, люди невоцерковленные. Обращаются ли к вам православные усыновители, и как Вы относитесь к вопросу усыновления детей семьями, где мама и папа регулярно ходят в храм?

– Обращаются, конечно. Но знаете, мне бы даже хотелось, раз уж Вы пришли из православного журнала, немного развить и заострить эту тему… Дело в том, что я глубоко убеждена: к вере ребенка нужно приохотить, а не приневолить.

Любое насилие порождает либо неприязнь и отторжение, либо ломает человека и делает его слабовольным, зависимым, неспокойным.

Сомневаюсь, что Церковь хочет ребенка “сломать”, а вот некоторые из православных усыновителей приходят, кажется, с целью не полюбить, принять, воспитать ребенка, а любой ценой его воцерковить. Понимаете, любой ценой!

– Но священники постоянно говорят о том, что ребенка не надо неволить, заставлять его против воли выстаивать долгие службы, соблюдать посты…

– Вот именно! Маленький человек сам должен к этому прийти. Иначе только хуже будет.

– У Вас был только отрицательный опыт, связанный с православными усыновителями?

– Был очень грустный случай… Женщина – абсолютно нормальная, здоровая, адекватная с виду – усыновила девочку четырех лет. Я знала, что она верующая, ходит в храм, причащается. Она была мне очень симпатична. Я сама помогла ей найти приемную дочку.

Но, к большому сожалению, я в этом человеке ошиблась … Девочку она вскоре вернула обратно в детский дом – просто подкинула, не оставив ребенку даже его игрушек и личных вещей. А когда я узнала подробности этой истории, я была просто шокирована.

Оказалось, что удочерив девочку, приемная мать сразу стала принуждать ее молиться, выполнять послушания, каждый день водила в храм и заставляла выстаивать долгие службы, не разрешая присесть даже на минутку. Конечно, ребенок испугался.

Девочка сопротивлялась натиску приемной матери как могла: плакала, убегала, и, в конце концов, та ее вернула.

– И что теперь? Вы избегаете православных усыновителей?

– Нет! Но этот случай, этот опыт надо учесть. Конечно, из этого вовсе не следует, что православные усыновители – религиозные фанатики, и им нельзя доверять детей. Совсем нет. Вот, как раз сейчас я общаюсь с верующей женщиной, православной, которая собирает документы на усыновление девятилетнего мальчика.

Пока идет процесс сбора документов, будущая мама берет его на выходные в гости, в свою семью. Они вместе ходят в храм, и, что интересно, ребенок делает это с удовольствием.

Он стоит всю службу совершенно спокойно, причащается и даже исповедуется – сам, не по увещеванию взрослых, не потому, что так надо или из страха перед наказанием, а просто, видимо, душа его созрела для веры, есть у него потребность в этом.

Вот что значит, когда человек не проявляя насилия над ребенком, просто рассказывает и показывает ему то, что он сам любит и чем живет. Ребенок видит картинку, примеряет ее на себя и делает свой выбор.

Усыновлению нужно учиться

– А на какие вопросы должен сам себе ответить усыновитель, чтобы окончательно убедиться в том, что он действительно готов к этому шагу? Существует ли какой-нибудь “тест на усыновление”?

– Теста как такового нет, но вопросы эти сформулированы давно, и на наших занятиях мы подробно говорим на эту тему.

Это очень важно, чтобы с потенциальным усыновителем поработали профессионалы – не тогда, когда он уже взял ребенка, а когда еще только задумался, брать или не брать.

Потому что часто, увидев симпатичную мордашку по телевизору или в интернете, люди кидаются собирать документы на усыновление в эмоциональном порыве. Этого делать ни в коем случае нельзя.

В этом году мы столкнулись с тремя случаями отказов: через 6 месяцев, через 8 месяцев и через год после усыновления детей вернули в детский дом. Это колоссальный удар по психике и ребенка, и усыновителей. Почему это происходит? Да потому, что мордашка оказалось не такой! Ребенок просто-напросто не оправдал ожиданий родителей, потому что люди были не готовы к усыновлению.

Люди не понимают, что ребенок из детского учреждения – это ребенок с особыми поведением. Они вообще ничего не знают о детях-сиротах. А ведь каждый приемный ребенок проходит несколько стадий психологической адаптации к новой семье, к новой жизни. И это происходит с детьми любого возраста.

Но потенциальные усыновители зачастую даже не знают о проблемах адаптации, и когда ребенок начинает капризничать, хулиганить, нецензурно выражаться (и такое бывает), они не понимают, что это вовсе не означает, что он плохой – он просто привыкает к новой жизни.

А усыновители не ожидают подобных “сюрпризов”, вот и приходят через две недели после усыновления со словами: “Заберите его назад”.

Но когда люди знают, что их ждет, понимают, что это временно, и стараются справиться с этими трудностями – самостоятельно или с помощью специалистов – тогда у них получается нормальная, здоровая семья.

Поэтому я глубоко убеждена: необходимо повсеместно открывать школы приемных родителей, центры усыновления, курсы и тренинги для усыновителей.

Причем специалисты должны оказывать поддержку усыновителям не только тогда, когда они еще готовятся взять ребенка, но и после того, как в их семье уже появился приемный ребенок.

Именно в этот период у многих усыновителей возникают проблемы, вопросы, новые страхи, и не всегда в ситуации можно разобраться самостоятельно – часто необходима помощь специалиста, будь то вопросы, связанные со здоровьем ребенка, юридические нюансы или необходимая консультация психолога.

Многих проблем и трагедий удастся избежать, просто правильно подготовив усыновителей к появлению в их семье ребенка, уж поверьте моему опыту! И справиться со страхами будет проще, когда придет четкое понимание того, чего можно, а чего просто не стоит бояться.

Подробную информацию о Школе приемных родителей можно найти на сайте проекта “К новой семье”

Школа приемных родителейбыла организована в Москве, в 2002 году некоммерческой организацией “Приют Детства”. Сейчас она является одним из главных направлений проекта “К новой семье”. Эта школа открыта для всех, независимо от вероисповедания и политических взглядов.

Ее задача – помочь слушателю разобраться в своих чувствах и намерениях, оценить свою психологическую готовность к этому шагу, подготовиться к нему морально и практически, дать системные знания, необходимые для успешного создания новой семьи.

Здесь проходят обучение как потенциальные усыновители, так и уже состоявшиеся. Слушатели школы могут получить полноценную подготовку и поддержку на любом этапе усыновления.

Занятия в школе ведут специалисты-практики: юрист (специалист по семейному праву), социальные работники, врачи (педиатр, психиатр-психотерапевт, невропатолог-генетик), педагог, детский психолог, семейные психологи.

Опытные практики-юристы расскажут будущим родителям о том, какие существуют нормы и правила усыновления, что включает в себя необходимый пакет документов на усыновление и как его подготовить, что такое судебный процесс установления усыновления.

На занятиях по медицине приемные родители узнают о том, что такое возрастная физиология ребенка, каковы особенности здоровья приемных детей, как провести независимую экспертизу здоровья.

Опытный психолог даст профессиональные рекомендации – как подготовить семью к появлению ребенка, пояснит, что такое адаптация ребёнка в семье и в обществе, расскажет, какие существуют приемы воспитания приемных детей, что такое возрастная психология ребенка и проч.

Также любой слушатель школы всегда может получить персональную консультацию у психолога, психотерапевта, педагога и юриста.

А встречи с опытными приемными родителями помогут будущим усыновителям разобраться в тех непростых ситуациях, которые возникают как в процессе усыновления, так и уже в состоявшейся новой семье.

Занятия проводятся в форме лекций, семинаров и тренингов. Обучение бесплатное. Слушатели оплачивают только необходимые для обучения методические пособия.

Занятия в Школе приемных родителей проводятся по адресу: г. Москва, ул. Академика Варги, дом 5, офис 10. НОБФ “Приют Детства”.

Телефон консультационной службы:

(495) 424-01-93

Мифы об усыновлении

Существует много распространенных, но ошибочных мнений относительно усыновления. Эти стереотипы мешают рождению многих счастливых семей. Рассмотрим некоторые из них: 

МИФ 1. Все дети в детских домах больные. 

Мы часто слышим, что дети оказываются в интернатах потому что имеют физические недостатки или пороки развития. К сожалению, это правда, но она касается только некоторых детей. В большинстве случаев малыши оказываются в них из-за социальных или экономических трудностей в семье.

МИФ 2. Дети из детских домов никогда по-настоящему не привяжутся к новой семье. 

Но дети отвечают любовью на постоянную заботу. Чем раньше ребенок ее получит, тем больше есть шансов на то, что он станет полноценной частью Вашей семьи. Эта мысль должна поддерживать Вас на пути усыновления. Чем раньше Вы сможете принять ребенка и подарить ему постоянную заботу, тем быстрее начнется процесс формирования семьи.

МИФ 3. Предвзятое мнение относительно биологических родителей детей.

Часто новые родители считают, что дети забудут о существовании своих биологических папах и мамах, поэтому усыновители, как правило, не хотят разговаривать с детьми о них. Но то, что дети, помнят прошлое и говорят о нем – только на пользу. Совсем другая проблема в том, что усыновители должны уметь говорить с ребенком на эту пикантную тему.

Распространены в обществе стереотипы вроде «Твоя мам спилась», «Твоя мама проститутка. Смотри, чтобы ты такой не стала!» являются трагически ошибочными. Во-первых, нельзя упрекать детей их родителями, и, во-вторых, нельзя учить детей ненавидеть биологических родителей. Ненависть разрушает личность, заставляет ребенка стыдиться своего прошлого.

Если ребенок будет знать о своих папе или маме правду, а не оценку их вами или другими лицами, он воспримет это не как оскорбление для себя, а как жизненный урок, предостережение на будущее. Родители должны открыто говорить об этом с детьми, ведь от этого дети не будут меньше принадлежать вашей семьи.

Не рассказывайте ребенку больше, чем он хочет услышать.

МИФ 4. Родители, имеющие ребенка в семье, не имеют права на усыновление.

Существуют ложные мнения и относительно самих усыновителей. Некоторые считают, что если в семье уже есть малыши, родители не имеют права на усыновление.

Кто-то скажет, что они должны заботиться о «собственных» детях и не волноваться о «чужих». Ни одна из этих мыслей не оправдана.

Каждый ребенок имеет право на собственную семью, а родители имеют полное право взять в свою семью других детей путем усыновления.

МИФ 5. Лишь бесплодные семьи имеют право на усыновление.

Это огромный миф. Многие родители уже имеют детей, когда решают усыновить ребенка. Семейные пары могут решить расширить семью путем усыновления на различных этапах своей жизни. Некоторые усыновляют, когда дети еще маленькие, другие – только если их биологические дети взрослеют.

Конечно, существуют семьи, которые не могут иметь собственных детей и усыновление — прекрасный способ для них получить новую семью. Большинство пар, которые впервые задумались об усыновлении после того как узнали, что не могут иметь собственных детей, расскажут вам совсем другое.

Они с уверенностью скажут, что детей, которых они усыновили, Бог создал именно для них.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector