Теория разумных ограничений для ребенка

Следуя традиции классического психоанализа, концепция А. Фрейдпредставляла личность состоящей из Id, функционирующего по принципу удовольствия, Ego, функционирующего по принципу учета внешнего мира, и Super-Ego, функционирующего по принципу морали.

Id, в свою очередь, она делила на сексуальную (либидо) и агрес­сивную (мортидо) составляющие. Развитие либидозных потребнос­тей соответствует оральной, анальной, фаллической, латентной, предпубертатной и пубертатной стадиям.

Соответствую­щие стадии развития агрессивности проявляются в таких видах пове­дения, как кусание, плевание, цепляние (оральная агрессивность); разрушение и жестокость (проявление анального садизма); власто­любие, хвастовство, зазнайство (на фаллической стадии); дисоциальные начала (в предпубертате и пубертате).

Для развития Ego А. Фрейд наметила приблизительную последовательность развития защитных механизмов: вытеснение, реактивные образования, проекции, сублимация, ре­грессии и т.д.

Анализируя развитие Super-Ego, А. Фрейд описывала идентифи­кацию с родителями и интериоризацию родительского авторитета.

Каждая фаза развития ребенка, по А. Фрейд, есть результат раз­решения конфликта между внутренними инстинктивными влечени­ями и ограничительными требованиями внешнего социального ок­ружения. А. Фрейд считает, что, учитывая фазы, можно построить линии развития для бесконечного количества сфер детской жизни.

Так, ее большим вкладом в психоанализ является описание линии развития кормления — от младенческой стадии до разумных привы­чек питания взрослых; линии развития опрятности — от первона­чальной воспитательной программы взрослого до автоматического овладения функциями выделения; линии развития физической са­мостоятельности, отношения к старшим и т.д.

Особое внимание в психоанализе уделяется линии развития сексуальности от инфантиль­ной зависимости к взрослой половой жизни.

Важным моментом развития самой психоаналитической концеп­ции является распространение А. Фрейд идей 3. Фрейда на сознание, на инстанцию Ego (а не только на бессознательное, как в ортодо­ксальном психоанализе). Она рассматривает развитие как процесс по­степенной социализации ребенка, подчиняющийся закону перехода от принципа удовольствия к принципу реальности.

Новорожденный, по ее мнению, знает лишь один закон — прин­цип удовольствия, которому подчинены все его проявления. Однако в удовлетворении основных потребностей младенец полностью зави­сим от ухаживающего за ним взрослого. И если поиск удовольствия — «внутренний принцип ребенка», то удовлетворение желаний зависит от внешнего мира.

Мать исполняет или отвергает желания ребенка и благодаря этой роли становится не только первым объектом любви, но также и пер­вым законодателем для ребенка. Наблюдения А.

Фрейд за младенца­ми подтверждают, что пристрастия и антипатии матери являются важнейшим фактором развития: быстрее всего развивается то, что нравится матери и поддерживается ею; процесс развития замедляет­ся там, где она остается равнодушной или скрывает свое одобрение.

Младенец, несмотря на беспомощность, очень рано научается проявлять определенные отношения к матери. Уже в этом раннем возрасте можно различить детей послушных, «хороших», легко уп­равляемых, и детей нетерпимых, своевольных, «трудных», которые буйно протестуют против каждого требуемого от них ограничения.

Чем самостоятельнее становится ребенок, тем больше телесные потребности отступают на задний план, уступая место новым желаниям. Но он по-прежнему сталкивается с ограничениями со стороны реального мира.

Даже самый либеральный и любящий взрослый вы­нужден ставить ограничители стремлениям ребенка к немедленному удовлетворению любых желаний. В результате этого несоответствия между внутренним и внешним, стремлением к удовольствиям и уче­том реальности все дети этого возраста, по выражению А.

Фрейд, «запутаны» в постоянных сложностях внешнего мира и, естественно, непослушны, невежливы и упрямы.

Теория разумных ограничений для ребенка

Шансы ребенка вырасти психически здоровым во многом зави­сят от того, насколько его Ego способно выносить лишения, т.е. пре­одолевать неудовольствие. Для некоторых детей любая отсрочка или ограничение в удовлетворении желаний совершенно непереносимы.

Они отвечают реакциями гнева, нетерпения, ярости, и любые заме­щения желаемого отвергаются ими как недостаточные. У других де­тей ограничения не вызывают возмущения. Что интересно, подобные установки, возникая очень рано, сохраняются на долгие годы.

А. Фрейд характеризует ребенка как незрелого до тех пор, пока инстинктивные желания и их осуществление разделены между ним и его окружением так, что желания остаются на стороне ребенка, а решение об их удовлетворении или неудовлетворении — на стороне внешнего мира.

Зрелость связана со способностью контролировать свои намерения, подвергать их анализу и даже иногда отказываться от удовлетворения побуждений ради чего-то другого, следуя прин­ципу реальности. А.

Фрейд предполагает, что принцип удовольствия и а(анти)социальное поведение сплетены так же тесно, как принцип реальности и социализация.

По наблюдению А. Фрейд, почти все нормальные элементы детс­кой жизни, особенно такие, как жадность, корысть, ревность, по­желание смерти, толкают ребенка в направлении асоциальности. Со­циализация — только защита от падения в асоциальность. Поэтому организация психологических защит — важная и необходимая со­ставная часть развития Ego.

Продвижение ребенка от принципа удовольствия к принципу реальности тесно связано с развитием мышления, памяти и т.д. Так, только после того, как начнет функционировать память, действия ребенка смогут осуществляться на основе опыта и предвидения.

Без контроля реальности не существует различий между внутренним и внешним, фантазией и реальностью. Только приобретение речи де­лает ребенка членом человеческого общества.

Логика, разумное мышление способствуют пониманию взаимосвязей между причинами и следствиями, а приспособление к требованиям окружающего мира перестает быть простым подчинением — оно становится осознанным и адекватным.

Становление принципа реальности и развитие мыслительных про­цессов, с другой стороны, открывает путь для таких механизмов социализации, как подражание, идентификация. Все они способствуют формированию инстанции Super-Ego.

Теория разума оказалась подвластна двухлетним детям

Теория разумных ограничений для ребенка

Paul K / flicr.com

Международная группа ученых показала, что дети уже в возрасте 2,5 года обладают теорией сознания, то есть способны осознавать ложность чужих убеждений. Раньше считалось, что такие способности появляются у детей только к четырем годам. Статья опубликована в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences.

Теория разума (theory of mind), или теория понимания сознания, сформулированная в 1978 году психологами Дэвидом Примаком и Гаем Вудруфом, представляет собой способность понимать, что чужое сознание отличается от твоего, и действовать соответствующе.

Это включает, например, понимание того, что другие люди могут не знать чего-то, что знаешь ты, или иметь другие желания. Эта способность ограничена или отсутствует у людей с расстройствами аутического спектра и шизофренией.

Считается, что теория сознания не является врожденной и развивается у детей только к возрасту около 4 лет — хотя проверить это у детей, еще не умеющих говорить, довольно сложно. До недавнего времени также считалось, что теория сознания — уникальное свойство человека.

Однако недавно оказалось, что теорий сознания обладают также человекообразные обезьяны: шимпанзе, бонобо и орангутаны.

Классический тест на теорию сознания заключается в следующем. Ребенку показывают двух кукол: кукла Салли прячет игрушку и уходит, после чего кукла Энн перепрятывает игрушку и тоже уходит.

Когда кукла Салли возвращается, ребенка спрашивают, где она будет искать игрушку.

В классических исследованиях было показано, что дети до четырех лет не способны правильно ответить на этот вопрос: она показывают на то место, где игрушка находится на самом деле, а не на то, где она находится в понимании куклы Салли.

Однако в 2007 году использование новаторской упрощенной методики исследования показало, что на самом деле дети способны справляться с этой задачей гораздо раньше, уже в два года.

Новая методика заключалась в том, что вместо того чтобы задавать детям вопросы, ученые просто следили за движением глаз детей.

В последующих исследованиях в эту методику вносили разные модификации: например, использовали ЭЭГ вместо отслеживания движения глаз или просили детей помочь кукле Салли. В некоторых из этих работ было показано, что дети способны справляться с тестом даже раньше двух лет.

Причины различий в результатах классического и новаторского подходов до сих пор оставались неясными. По мнению многих ученых, все дело в том, что способность понимать ложность чужих убеждений развивается у детей только к 4 годам.

Другие психологи считают, что теория сознания появляется у детей раньше — а с тестом они не справляются только потому, что им сложно понять вопрос и ответить на него.

Последнее объясняется, во-первых, с необходимостью обрабатывать большее количество информации, а во-вторых, с тем, что у детей плохо развит ингибиторный контроль, или способность подавлять автоматические (доминирующие) реакции. В случае задачи с куклами такой автоматической реакцией является указание того места, где игрушка находится на самом деле.

Чтобы упростить детям задачу, то есть снизить количество подлежащей обработке информации и убрать необходимость применения ингибиторного контроля, ученые, прежде чем задать контрольный вопрос («где кукла Салли будет искать игрушку?»), задавали им серию тренировочных вопросов. В этих тренировочных экспериментах дети учились отвечать на вопрос «где» (например, «где сейчас находится игрушка» или «где игрушка находилась вначале»).

Оказалось, что при наличии тренировочных вопросов дети возраста 2,5 года справляются с тестом гораздо лучше, чем в отсутствие этих вопросов. В тестах с тренировочными вопросами 78 процентов детей давали правильный ответ, а в тестах без них с задачей справлялись только 59 процентов детей (что только немного лучше случайного результата).

Результаты говорят о том, что двухлетние дети уже имеют теорию сознания и хуже справляются с тестами только потому, что им сложно правильно понять вопрос и ответить на него.

Софья Долотовская

Тактика установления ограничений для детей – Развитие ребенка

Очень важно устанавливать ограничения, предотвращающие агрессивное или деструктивное поведение ребенка, а также высказывать требования о том, что должно делаться изо дня в день.

Однако все это не улучшит поведение ребенка и не поможет гармонизировать его эмоциональное состояние, если будет высказываться критически, гневно, излишне строго или же будет сопряжено с применением наказания.

Как устанавливать ограничения и сохранять позитивное отношение и уважение к ребенку? Если вы несколько раз пытаетесь донести одну и ту же информацию, будь то ограничение, требование или вопрос, и она не доходит до ребенка, это сигнал, который говорит о том, что вы должны выразить ему эмоциональную поддержку и наладить эмоциональную связь с ним. Когда мы устанавливаем ограничения или еще раз напоминаем о текущем задании, наше сочувствие и понимание состояния ребенка позволяют ему почувствовать безопасность и поддержку и в конечном итоге помогают встать на путь сотрудничества с нами и достичь запланированного.

Как устанавливать ограничения, проявляя заботу о чувствах ребенка? «Я слышал(а), что ты расстроился, что не можешь смотреть фильмы, и понял(а) это, мой мальчик. Ты очень, очень хочешь посмотреть фильм, но не можешь, и это действительно трудно.

Я знаю, я здесь, я готов(а) выслушать тебя и позаботиться о тебе. Вот так, поплачь и выплесни это наружу».

Гнев, разочарование или слезы в ответ на ограничение не являются выражением неповиновения, это подлинное проявление разочарования и горя, которое способно принести такое ограничение.

Детям можно запрещать смотреть телевизор, есть мороженое, читать еще один рассказ, но они всегда должны иметь возможность свободно выражать свои чувства, вызванные сделанными запретами, и при этом ощущать родительскую заботу. Иногда горькие слезы могут помочь ребенку выплеснуть все свое негодование.

Читайте также:  Гардероб для детей первого года жизни

«Ты не хочешь убирать кубики за собой. Похоже, это действительно тяжелая работа – я понял(а) (сделайте глубокий вдох, чтобы показать действительное сочувствие языком тела и выражением лица), я здесь, я слушаю тебя. Когда ты почувствуешь себя менее расстроенной, я помогу тебе убрать их. Мы споем нашу песню во время уборки, но прямо сейчас ты полна разочарования, правда, моя девочка?!»

Если ваш ребенок недоволен ограничением или требованием, вы не должны отступать (если только вы больше не чувствуете, что это правильное и необходимое ограничение, в этом случае вы должны проявить гибкость и разумный подход).

Но вы также не должны требовать, чтобы он принял ваши ограничения немедленно, не заставляйте ребенка и не требуйте мгновенного выполнения.

Если вы сможете снизить градус напряжения в общении с ребенком, то, вероятно, поможете ему справиться с ситуацией намного лучше.

  • (А) Проверьте свое эмоциональное состояние. Помните о том, что ваше стрессовое состояние может заставить ребенка почувствовать чрезмерное давление и, следовательно, замкнуться в себе или сопротивляться. Сделайте глубокий вдох, сконцентрируйтесь, освободитесь от чувства спешки (приберегите его для действительно чрезвычайных ситуаций).
  • (Б) Повторно огласите ограничение или требование, демонстрируя ребенку реальную заботу о его чувствах, связанных с этим ограничением. Полезно будет опуститься вниз до уровня ребенка, ласково погладить его и наладить с ним зрительный контакт. Если настало время уходить, а ваш ребенок отказывается реагировать на просьбу убрать игрушки или книги, то вы должны понимать, что это больше, чем информация о том, что ребенку нужно время на уборку, – ему нужна ваша эмоциональная поддержка его переживаний.
  • (В) Избегайте постоянного повторения просьбы убрать игрушки/книги и вновь заявлять, что пора уходить, так как это способствует противоборству и скандалу, когда вы оба будете настаивать на своем. Вместо этого успокойтесь, сосредоточьтесь и восстановите связь с ребенком.
  • (Г) Проявляйте интерес и заботу к возможным чувствам ребенка, покажите, что вы представляете себе всю сложность его положения, продемонстрируйте сочувствие и наладьте приятную теплую взаимосвязь позже в автомобиле (или в пути пешком): «Настало время уходить, нет больше времени рассматривать книги, их нужно поставить на полку, и я вижу, что тебе трудно это сделать, не так ли? Ты действительно хотел бы дольше рассматривать книги, правда? Но мы опаздываем, и нужно идти, хотя это очень тебя расстраивает. Мне самой иногда трудно уходить, поэтому давай (показывайте подлинное сочувствие с помощью мимики и тона голоса), я помогу (или посижу рядом с тобой) поставить книги обратно на полку, а потом мы возьмемся за руки и вместе побежим к машине».

Если вы слишком напряжены и расстроены, чтобы демонстрировать тепло и заботу, вполне возможно, что ваш ребенок реагирует на напряжение в вашем голосе, боится и, следовательно, теряет связь с вами, что неизменно проявляется в неподчинении и отказе от сотрудничества.

Дети очень тонко чувствуют уровень нашего напряжения, как правило, боятся потерять связь с нами и попасть в неприятности. В таких случаях нужно быть честным в рассказе о своем стрессовом состоянии, освободить ребенка от страха попасть в неприятности и тем самым разрядить обстановку.

Можно поделиться своими чувствами с помощью заявления «Я»: «Я сейчас чувствую себя очень напряженной, потому что мы опаздываем, и я знаю, как тебе тяжело, когда я сержусь.

Но ты не бойся, дорогой, я напряжена только потому, что мы опаздываем, поэтому поставь книги обратно на полку, и мы можем повеселиться, петь или играть в наши любимые игры, пока будем ехать».

Когда дети подвергаются стрессу и нуждаются в нашей помощи, чтобы разобраться со своими чувствами, они менее склонны определять и выражать их достаточно убедительно («Я очень расстроен, мама, обними меня») и более склонны демонстрировать свои чувства с помощью асоциального поведения, сопротивления и непокорства. Мирное воспитание отличается от традиционных подходов тем, что мы учимся видеть в негативном поведении признак того, что детям необходимо больше, чем информация, им необходимо, чтобы мы успокоились, сосредоточились и продемонстрировали им дополнительное эмоциональное тепло и поддержку, а не угрозы, нотации или свою непреклонность. Когда родители теряют терпение и злятся на ребенка, это усиливает его стрессовое состояние, отдаляет их друг от друга и приводит к дальнейшему сопротивлению.

Когда вы хотите накричать на ребенка, остановитесь, сделайте глубокий вдох и найдите способ действительно восстановить теплый контакт с ним.

Чем больше вы стараетесь видеть в его сопротивлении потребность в укреплении связи с вами, желание, чтобы вы успокоились и проявили тепло и понимание, тем больше ваш ребенок учится определять свою потребность в восстановлении внутреннего равновесия и тем легче ему становится высказываться об этом, вместо того, чтобы спорить или игнорировать вас: «Я расстроен, папа, обними меня».

Даже при установлении ограничений мы можем показать ребенку заботу о его чувствах и наши собственные чувства, которые он затрагивает: «Я не могу разрешить тебе так говорить со мной, это ранит меня, но тебе важно избавиться от негативных эмоций. Ты можешь сказать: «Я такой злой, мама» или «Мне не нравится, когда ты так говоришь со мной, папа», или ты можешь топнуть ногами или разорвать эту старую газету».

Нужно помнить, что дети не хотят делать нашу и так напряженную жизнь еще более трудной, они просто не могут управлять своими «неудобными» чувствами и, следовательно, часто не могут справиться со своими заданиями и домашними обязанностями без нашей эмоциональной поддержки. Если все, что им нужно, – это информация о том, что делать, чего не делать, зачем это делать или не делать, то процесс может двигаться вперед довольно быстро, но когда они упираются и сопротивляются, им, скорее всего, требуются эмоциональная поддержка (тепло, выслушивание, понимание, одобрение, подлинное проявление интереса к их миру, любовь, сочувствие) и ощущение связи с нами. Да, это тяжелая работа, но без взаимосвязи с ребенком, когда это так необходимо, он впадает в ступор и выполняет задания в 10–100 раз дольше!

Когда ребенок выходит из равновесия, родители могут почувствовать, будто боятся пошевелиться, избегая высказывать требования или исправлять ребенка в надежде предотвратить его эмоциональные вспышки.

Но на самом деле ребенку большее облегчение приносит тот момент, когда родители прекращают попытки успокоить его, в то же время контролируя его стремление реагировать чрезмерно эмоционально, а вместо этого настаивают на определенном ограничении, например, «нет» просмотру телевизора, сладостям, походам в гости, чему угодно, а затем сосредотачивают внимание на неизбежном срыве, который позволяет негативным чувствам ребенка выплеснуться наружу.

Дети стараются избегать дискомфортных ощущений, придерживаясь того, что делает их счастливыми. Но в таких случаях есть разница между тем, что они хотят и что им нужно.

Несмотря на то что это хорошо, когда у детей есть много возможностей для обсуждения и решения проблем, в тех случаях, когда они переполнены разочарованием, они нуждаются в нашей помощи, чтобы получить некоторое эмоциональное освобождение.

Когда у ребенка нарастает огорчение, он действительно не способен к полноценному общению и принятию решений. Только вы как родитель можете определить, в чем ваш ребенок действительно нуждается. Поэтому, когда вы видите, что он полон огорчения и разочарования, придерживайтесь ограничений в любви.

В моменты ограничений наше сочувствие дает ребенку возможность безопасного выхода негативных эмоций через разговор, эмоциональный всплеск, гнев или плач, чувствуя при этом нашу поддержку и заботу.

Твердо придерживайтесь ограничений без торга или переговоров, внедряйте ограничение со спокойной уверенностью: «Нет, мой мальчик, я не собираюсь включать телевизор сегодня», но оставайтесь на связи с ребенком и продемонстрируйте ему свое полное внимание и сочувствие: «Я действительно вижу, как ты разочарован, и я переживаю из-за этого. Я здесь, я слушаю тебя и помогу тебе справиться с разочарованием». Покажите ребенку, что вы понимаете и переживаете из-за его чувств, это позволит ему справиться с ними и выплеснуть свое разочарование.

Слезы исцеляют стресс. Ребенок рассчитывает на самую сильную нашу эмоциональную поддержку, что часто приводит к слезам и выплеску эмоций, которые помогают ему избавиться от разочарований.

Часто после большого эмоционального срыва дети восстанавливают свою энергию, чтобы встречать новые трудности.

Например, выслушивая ребенка и позволяя ему протестовать и расстраиваться по поводу появления на свет нового члена семьи, вы разбиваете свое сердце, но часто после того, как ребенок выплеснет все наружу, он начинает демонстрировать безграничную любовь и заботу о младшем братике или сестричке.

Оцените публикацию

Рейтинг статьи: 3.89 из 5 на основе 9 оценок.

Как вырастить ребенка разумным? | Методолог

Submitted by Валерий Гальетов on пт, 03/01/2014 — 12:46

То, что в предыдущей статье названо «законами», на самом деле принципы. Еще раз напомню их:

  1. Дай свободу ребенку для исследования Мира!
  2. Отвечай за его безопасность!
  3. Воспитывай и развивай себя!

Принципы – главные правила, которыми человек руководствуется в своей жизни при выработке решений. Принципы помогают находить верные решения в сложных ситуациях. А настоящий закон – причины и следствия, — вам, читатель, давно знаком. Здесь я приведу его в более подходящем варианте:

Если будешь соблюдать принципы – вырастишь разумного человека!
Если не будешь соблюдать  — вырастет кто угодно!

Напомню, вам, уважаемый Родитель, что Природа дает ребенку:

  • способность выявлять даже слабые закономерности;
  • способность уподобляться другому, копировать его решения и поступки.

Следовательно, если вы соблюдаете принципы, то ребенку становитесь понятны и Вы и Ваши поступки. И он будет следовать Вашим принципам. И наоборот, если родители учат ребенка «хорошему» на словах, а в жизни не следуют правилам – он будет копировать поступки родителей. 

Читайте также:  13 советов для улучшения отношений между детьми в семье

Вот что пишет А.С.Макаренко, создавший систему воспитания в колонии, перевоспитавший сотни малолетних преступников, в своей «Книге для родителей»:

>.

    

Может ли быть большее несчастье для родителей, чем сын-преступник. А таких в последние годы становится все больше.

Как давать свободу ребенку?

В основе свободы — отсутствие ненужных ограничений. Вот примеры.

Пример 1. Младенца уложили спать. Во сне он разбрасывает ручки и просыпается. Можно запеленать, но это ненужное ограничение. Лучшее решение: положить сверху легкое покрывало. Его можно сложить вдвое, вчетверо, тем самым определив норму, позволяющую сохранить ощущение свободы у ребенка.

Пример 2. Гуляем с сыном. Он выбрал тропинку, идущую рядом с дорогой, где я иду. Идет, ощущая себя самостоятельным, и посматривает в мою сторону. Видимо оценивает – насколько далеко отошел от меня, поскольку тропинка виляет. И я посматриваю – как он там? Что у него впереди?
Можно было потребовать, чтобы шел у ноги, как собачка. Но ведь он Человек!

Этот пример можно рассматривать как модель взаимодействия родителя и ребенка. У каждого свой путь – и есть возможность видеть друг друга на его пути. Постоянно надо поддерживать связь. И взрослый, как более опытный, должен видеть дальше – что там, на пути, выбранном моим ребенком? 

Один хороший психолог – когда-то я слушал лекции по воспитанию в Библиотеке им.В.И.Ленина – подсказал важный принцип в отношениях с детьми:

                                                Приближать ребенка к себе надо отпуская его!

Чем больше вы его удерживаете – тем больше он стремится обрести свободу! Свободу от вас! А если вы ограничиваете его с младенчества, то у него формируется образ папы или мамы как тюремщика. Согласны?

Пример 3. Летели в самолете с сыном. Рядом сидела пожилая женщина. Она глядела на нас, на наши отношения и у нее возникали свои воспоминания.

Не выдержав, она сказала: «А мои-то, выросли уже большие и не пишут! Ни единой строчки!» Из беседы стало понятно, что она вырастила сыновей «у своей юбки», не отпускала.

Вот они и забыли про мамочку, лишившую их свободы, то есть Настоящей жизни.

Отпускать трудно. Но можно найти решение, устраивающее родителей и ребенка.

Пример 4. В возрасте 10 лет сын вдруг сказал: «Я хочу походить в городе один!» Как быть? Не отпустить нельзя, а отпустить не то чтобы опасно… Боязно! Но надо отпустить! И решение нашлось: сын будет свободно путешествовать по  городу, а папа будет издали его сопровождать. Не мешая, не направляя, как будто его нет. Так и сделали. Сын был доволен прогулкой.

Пример 5. Сыновья приехали на летние каникулы. Собрались школьные друзья, подруги.

Эта компания гуляла по вечерам и вдруг пришла с идеей: «Хотим пойти в поход на Волгу, на два дня с ночевкой!» Как быть?
Стали беседовать, проясняя: куда хотят пойти, что за место? Оказалось, что место на берегу реки, недалеко от поселка, не вызывающего доверие.

 
Мы изложили свои возражения. Компания настаивала на своем решении, хотя наши опасения признали как существенные. Три парня не смогут защитить трех девушек без поддержки. 

Стали искать другие ресурсы. И нашли! Вспомнили про знакомых, имеющих дачу на берегу Волги. Договорились, и компания побывала «в походе». Но уже в условиях, когда поддержка была гарантирована.

Жить рядом с ребенком, чувствующим себя свободным, не просто. Он бывает иногда непредсказуем, его решения могут вызывать у родителей противоречивые чувства.

А иногда родители встают перед выбором: «разрешить – не разрешить».
Родители должны знать, что Разумное Решение может быть найдено практически всегда.

Под «Разумным Решением» я имею в виду решение, устраивающее все стороны и в том числе принципы и законы.

Есть методы, помогающие это сделать достаточно быстро. Если спросите про них – расскажу и покажу, как работают.

При этом будет соблюдаться третий принцип – ваше, уважаемый Читатель, развитие и воспитание.  

А оно вам надо?

Если ваш ответ «Да!», читайте книги А.С.Макаренко. Лучше ничего нет!

Примечание. Книги А.С.Макаренко:

  • Книга для родителей — азбука воспитания, написанная Мастером этого дела.
  • Педагогическая поэма — описание жизни автора с малолетними преступниками, где сложилась его система.
  • Флаги на башнях — показана педагогическая система автора в действии.

О праве малолетнего ребенка на защиту от неправомерного разлучения с матерью: проблемы правопонимания и правоприменения

О ПРАВЕ МАЛОЛЕТНЕГО РЕБЕНКА НА ЗАЩИТУ ОТ НЕПРАВОМЕРНОГО РАЗЛУЧЕНИЯ С МАТЕРЬЮ: ПРОБЛЕМЫ ПРАВОПОНИМАНИЯ И ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ

DO/: http://dx.doi.Org/10.14420/ru.2017.1.3

Зубенко Владимир Михайлович, старший преподаватель кафедры государствоведения Института государственной службы и управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, советник государственной гражданской службы Российской Федерации 1 класса, e-mail: v1zubenko@yandex.ru.

Аннотация. Рассматриваются вопросы, связанные с определением места

жительства малолетних детей при раздельном проживании родителей; проблемы соотношения принципа равенства прав родителей, закрепленного в семейном законодательстве, и универсального (шестого) Принципа Декларации прав ребенка Организации Объединенных Наций, в силу которого малолетний ребенок не должен быть разлучен со своей матерью, кроме тех случаев, когда имеются исключительные обстоятельства. Обращается внимание, что при разрешении споров по вопросам определения места жительства детей чрезвычайно большая роль отводится судейскому усмотрению, что не всегда правомерно. Предлагаются конкретные меры по совершенствованию федерального законодательства и правоприменительной практики, укреплению конституционно-правовых гарантий защиты малолетнего от неправомерного разлучения с матерью.

Ключевые слова: наилучшее обеспечение интересов малолетнего ребенка, Конституция РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права, Принцип 6 Декларации прав ребенка (ООН), Семейный кодекс РФ, споры о месте жительства малолетних детей, проблемы правопонимания, судебная практика по делам об определении места жительства ребенка.

Согласно Декларации прав ребенка Организации Объединенных Наций1 малолетний ребенок не должен, кроме тех случаев, когда имеются исключительные обстоятельства, быть разлучаем со своей матерью (Принцип 6 Декларации прав ребенка (ООН)).

Согласно Конвенции о правах ребенка2 государства-участники во всех действиях в отношении детей первоочередное внимание уделяют наилучшему обеспечению интересов ребенка (ст. 3 Конвенции о правах ребенка).

В соответствии с Семейным кодексом РФ родители имеют равные права и несут равные обязанности в отношении детей (ст. 61 СК РФ).

Однако при разрешении судами споров родителей о месте жительства малолетних детей (при раздельном проживании родителей), как правило, имеют значение гендерные аспекты.

При раздельном проживании родителей, место жительства ребенка устанавливается соглашением родителей. При отсутствии соглашения спор между родителями разрешается судом исходя из интересов ребенка (детей) и с учетом его мнения.

Суд при этом должен учитывать эмоциональную привязанность ребенка к каждому из родителей, детско-родительские отношения, возраст ребенка, личные качества родителей, взаимоотношения между родителями и ребенком, возможность создания ребенку условий для воспитания и развития, материальное и семейное положение родителей, и другое (п. 3 ст. 65 СК РФ).

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.

1998 № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей»3 отмечается, в частности, что суд при решении вопроса о месте жительства несовершеннолетнего при раздельном проживании его родителей принимает во внимание возраст ребенка, его привязанность к каждому из родителей.

Подчеркивается, что преимущество в материально-бытовом положении одного из родителей не является безусловным основанием для удовлетворения требований этого родителя, а также другие обстоятельства (п. 5). Вопрос о месте жительства малолетних детей с матерью не нашел конкретного отражения в указанном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ.

В «Обзоре практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей» (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 20.07.2011 г.)4 обращается внимание на увеличившееся число судебных решений, которыми место жительства ребенка определяется с его отцом. При

Ограничения для детей с эпилепсией

Рекомендации международной антиэпилептической лиги (ILAE)

Как правило, члены семьи, а также воспитатели детей, страдающих эпилепсией, бывают обеспокоены возможностью получения ребенком травмы в результате приступов.

Эта боязнь часто приводит к введению различных принудительных ограничений в деятельность и поступки детей, что в свою очередь негативно сказывается на поведении, характере и психосоциальном статусе ребенка, вызывая тем самым нежелательные последствия в его дальнейшей жизни.

Реальное же положение вещей таково, что в мире природы детство любого живого существа, и ребенка в том числе, наполнено множеством опасных для жизни ситуаций, и для детей с эпилепсией их количество не намного превышает среднестатистический показатель.

Нет смысла говорить о введении каких-либо общих фундаментальных ограничений для детей с приступами, однако стоит остановиться на нескольких принципах, положенных в основу принятия решений об ограничениях.

  • Решение ввести то, или иное ограничение должно быть тщательно продуманным и приниматься не только исходя из желания защитить ребенка от физического или эмоционального ущерба, но и принимая во внимание необходимость поощрения его активности, самостоятельности, стремления к познанию мира, независимости, уверенности в себе.
  • Принимая решение о введении того, или иного ограничения, следует опираться только на здравый смысл.
  • Все решения о введении каких-либо ограничений должны приниматься индивидуально для каждого ребенка, в тесном взаимодействии с его лечащим врачом, исходя из конкретных потребностей ребенка на данном этапе его развития.

НЕОБХОДИМОСТЬ В ОГРАНИЧЕНИЯХ

Существует три основных причины, оправдывающих необходимость ограничивать действия детей с эпилепсией. Во-первых, это вполне реальная опасность получения ребенком травмы во время приступа вследствие возможных неудачных падений, ожогов, порезов и ссадин, переломов костей и зубов, вывихов.

Во-вторых, это необходимость оградить ребенка от событий и обстоятельств, способных провоцировать у него приступы, как, например, мелькания и вспышки света (фотостимуляция), недосыпание, прием алкоголя, перегревание.

И, наконец, в исключительных случаях ограничения могут быть обусловлены боязнью эмоционального ущерба, психической травмы ребенка.

Для некоторых детей должны вводиться ограничения временного характера, например, в следующих ситуациях: а) в течение 2-3 месяцев после впервые произошедшего приступа; б) с момента начала медикаментозного лечения и до тех пор, пока не будет ясно, что дальнейшее возникновение приступов крайне маловероятно; в) в течение нескольких месяцев после отмены приема противосудорожных препаратов.

Ограничения могут вводиться на неопределенный срок для детей с упорно рецидивирующими, не поддающимися лечению приступами. У детей с прогрессирующими формами эпилепсии условия введения и действия тех, или иных ограничений должны с течением времени пересматриваться.

Читайте также:  Логопедические развивающие игры, их виды

ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА ВВЕДЕНИЕ ОГРАНИЧЕНИЙ

Существенное значение в принятии решений о запретах и ограничениях отводится следующим факторам:

Возраст ребенка Всем детям дозволено делать лишь то, что предполагает соответствие разрешаемых действий их возрасту, темпераменту и уровню психического развития. Для детей младше 8 лет все ограничения должны носить форму запретов или обязательных правил.

В более старшем возрасте дети начинают осознавать необходимость и важность принятых ограничений, поэтому следует добиваться их согласия на проявление особой сдержанности в тех ситуациях и в те моменты времени, когда обычные правила поведения этого не требуют.

Типы приступов Насколько различный характер имеет первая помощь при различных видах приступов, настолько же отличаются и вводимые при этом запреты и ограничения.

Приступы, не связанные с потерей сознания, либо протекающие во время сна, требуют лишь незначительных изменений в образе жизни.

А вот приступы, сопровождающиеся потерей сознания, безусловно, относят ребенка к наиболее серьезной группе риска, связанной с травмами.

Частота приступов Дети с редко повторяющимися приступами обычно не нуждаются в каких-либо ограничениях их деятельности. Это вполне разумно, если, к примеру, в течение года имелся всего лишь однократный приступ.

Напротив, при очень частых абсансах, миоклонических, атонических или тонических судорогах, а также у детей с недавно диагностированной эпилепсией, требуется введение соответствующих ограничений до установления полного контроля над приступами.

Время и место действия приступов У некоторых детей приступы возникают только во время сна, то есть, в тот момент, когда ребенок находится в относительно безопасном удобном положении.

У других же детей приступы возникают в активное время суток и могут быть спровоцированы световыми мельканиями, бликами телеэкрана или видеомонитора. Данные обстоятельства можно преодолеть, либо в какой-то мере ограничить их воздействие, пользуясь, например, солнцезащитными очками, а также закрывая один глаз.

В тех редких случаях, когда подобного рода ситуации долго длятся по времени, они становятся источником постоянных проблем.

Уступчивость ребенка Очень важным фактором является способность ребенка к соблюдению ряда условий, ограничивающих его деятельность, и способность нести за это постоянную ответственность. Особую важность такая самоорганизованность приобретает в подростковом возрасте, а также в тех семьях, которые не имеют возможности регулярно покупать лекарства.

  • Сопутстсвующие диагнозы Наличие тяжелого сопутствующего диагноза, например, физического или умственного недостатка, также может стать препятствием к введению ограничений.
  • ВОЗМОЖНЫЕ ОГРАНИЧЕНИЯ
  • Далее приводится описание некоторых ограничений применительно к конкретным обстоятельствам, введение которых оправдано риском возможных нежелательных последствий.

В доме Маленьких детей никогда не следует оставлять в ванне одних без присмотра. Для более старших детей предпочтительнее пользоваться душем, однако, никогда не следует запирать дверь в ванную комнату. Потеря сознания может привести к падению в воду, а при этом достаточно легко захлебнуться.

Необходимо также избегать спальных поверхностей (например, водяной матрац), покрывал и подушек, способных вызвать затруднение дыхания и, как следствие этого, удушье. Особенно это касается постелей младенцев и маленьких детей.

И, конечно же, необходимо исключить пребывание детей вблизи открытого огня, горячих печей и духовок, на лестницах.

Вне семьи Няня, воспитатель детского дошкольного учреждения, учитель в школе, а также любой другой человек, несущий в определенные моменты времени ответственность за ребенка, должны быть проинформированы о вероятности появления приступов.

Очень важно, чтобы наблюдающие за ребенком взрослые были детально ознакомлены с основной информацией о приступах, связанных с ними проблемах, а также о необходимых мерах предосторожности и правилах оказания первой помощи. Если есть возможность, то в соответствующем возрасте ребенок должен посещать общеобразовательную школу.

Родственники, или же лечащий врач обязаны проинформировать школьный медперсонал о наличии приступов у ребенка и принятых в связи с этим ограничениях. Однако, ребенку должно быть разрешено принимать участие во всех спортивных и массовых мероприятиях, проводимых в рамках школы.

Регулярная физическая активность и соблюдение надлежащих навыков в обучении никоим образом не сможет отрицательно сказаться на течении болезни и, тем более, усугубить приступы

В тех случаях, когда существует высокий риск эпилептического статуса у ребенка, ограничения могут быть менее строгими лишь при условии, что постоянно находящиеся рядом взрослые воспитатели заранее были обучены управлению ситуацией и применению быстродействующих противосудорожных препаратов (например, свечей с диазепамом).

Если во время приступа у ребенка происходит непроизвольное мочеиспускание, то было бы разумным держать на этот случай в школе запасную одежду. Вообще, одноклассникам лучше знать о возможных приступах у их товарища, особенно, если приступы протекают генерализованно или имеют выраженную картину.

Часто проходит много времени, пока семья свыкается с необходимостью разглашения диагноза ребенка, но к этой вынужденной мере требуется снисходительно-поощрительное отношение.

Спорт и развлечения

Плавание,гребля, серфинг Всем детям, занимающимся водными видами спорта, необходимо постоянное наблюдение опытного спасателя. Плавать лучше всего вместе с друзьями. Благоразумно пользоваться спасательным жилетом. Основные факторы, на которых следует заострять внимание, — это возраст ребенка, частота приступов и надежность и тщательность контроля за его действиями.

Подводное плавание и прыжки в воду Это те из немногих видов спорта, которых следует избегать детям с эпилепсией.

Ночевки в походе и у друзей Взрослый, несущий в данных ситуациях ответственность за детей, должен быть поставлен в известность и о форме приступов у ребенка, и о правилах оказания первой помощи, и о способах извещения семьи в случае необходимости аналогично тому, как это принято в школе или при любых других активных и физических занятиях с детьми.

Путешествие на самолете, а также путешествие по областям, имеющим слаборазвитое медицинское обслуживание До той поры, пока доступна квалифицированная медицинская помощь, нет необходимости как-либо ограничивать детей в путешествиях.

Близкие обязаны заранее обдумывать и обеспечивать те необходимые меры, которые неизбежно потребуются при оказании первой помощи во время приступа. Могут возникнуть и такие ситуации, когда разумнее прервать путешествие, либо в срочном порядке применять быстродействующие противосудорожные препараты.

Решение должно приниматься, исходя из аналитического сопоставления вероятного риска и несомненной пользы для ребенка.

Лазание по канату, деревьям, скалам Рискованные подъемы на высоту нужно запрещать. Это касается не только детей с эпилепсией. Подобные запреты продиктованы здравым смыслом.

Бег на лыжах по пересеченной местности, бег на длинные дистанции и другие виды спорта, требующие выносливости Очень маловероятным является предположение, что интенсивные занятия спортом способны негативно сказываться на приступах. Хорошей проверкой и доказательством устойчивости к приступам заведомо могут стать подготовительные и тренировочные занятия перед соревнованиями.

Катание на велосипеде, коньках, роликах, роликовой доске Всем без исключения детям, в том числе и детям с эпилепсией, следует при катании на перечисленных спортивных снарядах избегать оживленных улиц и площадей.

Кроме того, независимо от наличия у них приступов, дети при катании обязаны надевать защитные шлемы и накладки.

Если приступы не контролируются, или же выявлены совсем недавно, то катание на велосипеде, коньках, роликах и доске должно быть прекращено.

Футбол, регби, ручной мяч, хоккей (контактные виды спорта) Легкие ушибы головы, возможные при занятиях данными видами спорта, — это, безусловно, травмы, но не настолько серьезные, чтобы вызывать приступы.

Управление автомобилем или другими транспортными средствами Ограничения, касающиеся водительских прав, различны в разных странах. В некоторых государствах их не существует, достаточно иметь лишь разрешение врача на передвижение в целом. В других же при наличии диагноза в анамнезе требуется период отсутствия у больного приступов продолжительностью от 3 месяцев до 1 года.

Людей с активной формой эпилепсии, садящихся за руль, необходимо предупредить об опасных ситуациях, способных возникнуть при управлении транспортными средствами, и такое предостережение должно быть сделано в письменной форме.

Пациенты с резистентными к лекарственной терапии формами приступов должны быть вообще отстранены от вождения и проинформированы об опасности нарушения этого запрета, а также о невозможности выплаты страховки вследствие произошедшего при этом несчастного случая.

Хотя правила везде и неодинаковы, но в том случае, если возобновление приступов произошло в результате назначенных врачом изменений в лечении, пациент не должен совсем отстраняться от управления транспортным средством, особенно, если при этом предполагалось, что возврат к ранее принимавшимся препаратам восстановит контроль над приступами.

Как бы то ни было, но полное прекращение приема лекарств представляет собой сложную проблему как для врача, так и для пациента-водителя. Для некоторых пациентов риск возобновления приступов при отмене медикаментозной терапии достаточно мал, но если приступ все-таки случается, то с наибольшей вероятностью это происходит в первые 3-6 месяцев после снятия лечения.

В этот период за руль садиться не следует.

СОВЕТЫ НА БУДУЩЕЕ: КАК МОЖНО СВЕСТИ К МИНИМУМУ ОГРАНИЧЕНИЯ И ЗАПРЕТЫ

Для того, чтобы существенно сократилось количество ограничений и запретов, установленных для детей с эпилепсией, необходимо прежде всего повышение уровня образованности как семьи, так и общества в целом.

Необходимо также постоянно поощрять детей к различным активным действиям, не представляющим опасности для их здоровья. Необходимы исследования по поводу, как самого факта установления ограничения, так и его уместности, а также соответствующей продолжительности.

И, наконец, оценка воздействия выполняемых ограничений должна производиться комплексно и с научных позиций.

Члены комиссии: Professor Olivier Dulac, Chairman; Dr. Frank Besag; Professor Neil Buchanan; Professor Carole Camfield; Professor Bernardo Dalla Bernadina; Dr. Charlotte Dravet; Dr.

Stella Maris Perraro; Dr. Adalberto Gonzalez-Astiazaran; Dr. Gregory L. Holmes; Professor Maryse Lassonde; Professor Niall O'Donohoe; Professor Shunsuke Ohtahara; Dr. Igor M. Ravnik; Dr.

Willy Renier; and Dr. Joseph Roger.

Перевод с английского — Т.В. Богачева, 1998

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector