Аутизм: четыре распространенных мифа о детях «в спектре»

Аутизм: четыре распространенных мифа о детях «в спектре»

Сериал BBC «Шерлок» фантазирует на тему того, каким бы был гениальный детектив в наше время. Несмотря на то, что сам Холмс называет себя «высокоактивным социопатом», такой диагноз вряд ли соответствует его симптомам. Герой замечает детали, которые упускают другие люди — стандартная характеристика мозга при аутизме, он неспособен выделить главное. Шерлоку с трудом дается общение с людьми, и он помешан на своем специфическом интересе.

Аутизм: четыре распространенных мифа о детях «в спектре»

Шон — молодой человек из маленького города с невероятным талантом и желанием стать хирургом. Его диагноз в сериале озвучен и даже является одним из составляющих сюжета — у Шона аутизм, сопряженный с синдромом саванта.

Сначала коллегам оказывается тяжело работать с Шоном, но постепенно они начинают признавать профессионализм молодого хирурга. «Хороший доктор» демонстрирует, что люди с аутизмом способны к эмпатии и сочувствию.

В одном из эпизодов в приемное отделение поступает взволнованный пациент с подозрением на психоз, однако Шон сразу распознает в нем человека с РАС, которому неприятны прикосновения.

Аутизм: четыре распространенных мифа о детях «в спектре»

Шелдон — молодой гениальный физик, типичный гик, помешанный на науке, комиксах и «Звездных войнах». Он демонстрирует внушительный набор симптомов аутизма — у него монотонная речь, проблемы с социализацией, неспособность понять чувства других людей и навязчивая любовь к ритуалам.

Шелдон даже сходит с ума по поездам — типичный интерес многих людей с аутизмом. Несмотря на то, что зрители и специалисты уверены в диагнозе героя, создатели отказались озвучивать его. Возможно, в таком случае ситкому было бы гораздо тяжелее шутить над жизненными трудностями ученого.

Аутизм: четыре распространенных мифа о детях «в спектре»

Сын Кристины и Адама Макс получает диагноз во втором эпизоде, и дальше семья учится жить с его особенностью.

Мальчик понимает все буквально и с трудом находит общий язык со сверстниками, однажды даже вопрошая «Почему другие дети ненавидят меня?».

Достоинство сериала в том, что он демонстрирует прогресс Макса, например в социальных навыках, что вполне возможно для человека с аутизмом. Прототипом персонажа стал сын продюсера Джейсона Кэтимса.

Аутизм: четыре распространенных мифа о детях «в спектре»

Абед — студент общественного колледжа с типичными чертами аутизма. Он совершенно безэмоционален, ведет строго распланированную жизнь и с трудом понимает чувства окружающих. В популярной культуре утвердился миф, что люди с аутизмом любят математику, но Абед без ума от фильмов и сериалов, которые дают ему готовые сценарии социальных ситуаций.

Аутизм: четыре распространенных мифа о детях «в спектре»

Бет Хармон — гениальная американская шахматистка 60-х. Она предпочитает одиночество, обожает структурированный мир шахматной доски и откровенно говорит все, что думает. Представители сообщества спорят о том, преднамеренно или нет создатели проекта наделили Бет аутистическими чертами — например, героиня испытывает трудности в понимании образной речи и распознавании лиц.

Аутизм: четыре распространенных мифа о детях «в спектре»

Сэм — инфантильный восемнадцатилетний школьник с диагностированным расстройством аутистического спектра. Главный интерес Сэма в сериале не математика или поезда, а девушки. Это вполне правдоподобно для людей на спектре, которые, вопреки стереотипам об их асексуальности, часто заинтересованы в романтических отношениях.

Аутизм: четыре распространенных мифа о детях «в спектре»

Соня — детектив, который расследует преступление на американо-мексиканской границе.

Она избегает зрительного контакта, навязчиво увлечена работой и спрашивает напрямую, хочет ли понравившийся ей человек заняться любовью.

Сериал смело называет диагноз Сони, но не ставит его во главу сюжета — аутизм является частью образа героини, а не определяющим фактором, что редко встречается в сериалах и фильмах.

Аутизм: четыре распространенных мифа о детях «в спектре»

Джо — пятилетний мальчик, которому ставят диагноз перед поступлением в школу. Ему неприятно смотреть в глаза другим людям и тяжело общаться с ними, но в целом он еще не испытывает трудностей из-за своей особенности. Главные герои этой истории — родители Джо, которым предстоит примириться с тем, что их ребенок «другой».

Аутизм: четыре распространенных мифа о детях «в спектре»

Матильда — сестра 25-летнего Николаса, который после смерти отца девочки становится опекуном для нее и ее сестры.

Помимо того, что сама Матильда находится в спектре, исполняющей ее роль актрисе Кайле Кромер также диагностировали расстройство. Создатели шоу учитывали мнение девушки о сценарии и поведении ее героини.

Матильде приходится прилагать много сил, чтобы выглядеть в глазах окружающих высокофункциональной.

Самый эффективный в мире метод лечения аутизма у детей

Аутизм: четыре распространенных мифа о детях «в спектре»

По данным ВОЗ за 2008 год, один случай аутизма приходился уже на 150 детей. Медики и социологи утверждают, что за десятилетие число детей с аутизмом увеличилось в 10 раз. 

Прогнозы тоже не радуют – количество людей с расстройствами аутистического спектра будет только увеличиваться, и у официальной медицины пока нет единой концепции, связанной с причинами состояния. Понятно лишь, что аутизм распространяется очень стремительно.

Родители же нередко оказываются наедине со своей бедой не в силах понять, почему это случилось именно с их ребенком, по какой причине вполне жизнерадостный малыш вдруг остановился в развитии и стал вести себя очень странно. Врачи списывают все на генетику и пока не знают радикальных способов лечения. Но среди матерей нашлась женщина, которая решилась бросить вызов аутизму, и в итоге помогла сотням детей.

С чего все началось

Однажды дочери известного израильского химика-фармацевта поставили диагноз «аутизм», причем в тяжелой форме. Малышке было чуть больше, чем  полтора года, когда начали отмечаться изменения в ее поведении.

Из контактного, любопытного, хорошо развивающегося младенца она начала превращаться в девочку с застывшим взглядом, которая пинала предметы и жевала бумагу, полностью игнорируя окружение. Создавалось впечатление, что в ней просто погасла искра.

Впрочем, и мать сначала восприняла диагноз как конец света.

Примерно через два месяца после того, как был поставлен неутешительный диагноз, мать отправила пробы крови, мочи, кала и волос своей дочери в лучшие в мире лаборатории, занимающиеся функциональным тестированием. В том числе, в Meridian Valley Lab и в SpectraCell.

Необходимо было выявить, какие метаболические процессы нарушены у ребенка, а также каких витаминов и минералов недостает в организме девочки. Результаты оказались даже пугающими: грибок пищевого тракта, нехватка питательных веществ, дефицит цинка и общее нарушение метаболизма.

В результате мама поставила перед собой цель – сделать все возможное, чтобы помочь своему ребенку, призвав на помощь свое научное и академическое образование, включая не только дипломы, но и сертификаты в области медицины, неврологии и натуропатии.

Именно с этого решения началось рождение метода, который заключается в выявлении метаболических процессов и использования С.А.Т. в лечении детей с расстройствами аутистического спектра. Он стал итогом эффективных научных решений, при которых учитывались данные, связанные с проблемами обмена веществ.

По итогам исследования был составлен протокол лечения, при формировании которого мать призвала на помощь профессиональные знания. Оно базировалось на восполнении недостающих нутриентов, устранении  токсинов при помощи минералов, пробиотиков, витаминов и аминокислот, восстановлении обмена веществ. Состояние ребенка начало улучшаться спустя три месяца.

Как рассказала позже Тали Ангор, постепенно ее дочь стала более оживленной, начала снова смотреть в глаза, откликаться на свое имя и развиваться в пределах возрастной нормы. Мать почувствовала, что ее ребенок возвращается к ней. Сейчас девочка – вне аутистического спектра.

Роковое решение – спасти всех

Следствием осознания того, что миссия, казавшаяся почти нереальной, оказалась практически выполненной, стало еще одно важное решение – посвятить жизнь детям, которым поставлены диагнозы, связанные с аутизмом, помогая им с помощью своего инновационного метода – C. A. T (Customized Autism Treatment). Сейчас на ее сайте – множество благодарственных писем и видео от родителей, которые сообщают о существенном улучшении состояния детей.

Автор метода рассматривает аутизм как расстройство, обусловленное биологически и возникающее вследствие нарушения обмена веществ и выраженного дефицита питания. Воспалительные процессы в пищевом тракте и заболевания этой системы препятствуют полноценному усвоению витаминов и минералов, которые воздействуют на синтез нейротрансмиттеров. 

К тому же, у детей с расстройствами аутистического спектра нередко обнаруживаются токсины и тяжелые металлы, концентрация которых в организме оказывает влияние на поведение и когнитивные функции.

Тяжелыми последствиями могут быть помутнение разума, проблемы с речью, нарушения в коммуникации. Тали Ангор убеждена, что восприятие аутизма как генетического нарушения, не поддающегося терапии, распространенным заблуждением.

Для детей с расстройствами этого спектра можно сделать намного больше, чем коррекция на поведенческом уровне. 

Возможности индивидуальной терапии

Благодаря индивидуальной терапии симптомов аутизма, появляется возможность выявить биохимические процессы в организме. Комплексные анализы позволяют выявить такие проблемные факторы, как пищевая аллергия, переизбыток токсинов, наличие в пищевом тракте вредных бактерий и паразитов. Каждый из них можно «победить» тем или иным способом. 

Например, многие дети с диагнозами аутистического спектра отправляют в рот всяческие несъедобные вещества – к примеру,  песок. Если рассматривать проблему лишь с точки зрения поведенческого подхода, это и есть симптом расстройства.

Однако, есть и биологическое объяснение такому пристрастию, и связано оно с острой нехваткой цинка, известной в медицинской литературе как пикацизм. Более того, у всех детей с названным поведенческим отклонением был выявлен именно острый дефицит цинка. Достаточно его восполнить, чтобы избавить детей от проявления, которое принято связывать с аутизмом.

Трудности с засыпанием и очень раннее пробуждение, которые тоже свойственны многим детям, пребывающим «в спектре», нередко становятся следствием нехватки витамина В12. Правда, при обычном анализе исследуется его дефицит исключительно в сыворотке крови, но эти данные далеко не всегда дают возможность установить недостаток этого важного компонента.

Читайте также:  Беременность и роды с больными почками

Дело в том, что функциональный В12 связан с разными видами белков: Transcobalamin (частота 1%), Holotranscobalamin (частота 11-12%), Transcobalamin (частота около 88%). И лишь в отношении последнего из названных белков могут быть выявлены данные в процессе стандартного анализа, но все это – не один и тот же витамин. 

Связываясь с тканями, функциональный В12 производит красные кровяные тельца, а врач получает недостоверную картину по поводу содержания витамина в сыворотке.

При первом рассмотрении его уровень кажется нормальным, но это не может отражать уровень функционального В12, нехватка которого вызывает проблемы со сном.

Поэтому важно сделать также анализ мочи, чтобы выявить органические кислоты, которые отражают уровень функционального витамина, в частности, связанного с Holotranscobalamin.

Кроме того, проверяется уровень метилмалоновой кислоты. Если он завышен, это становится маркером для обнаружения дефицита витамина В12, который становится базовой предпосылкой проблем со сном.

Конечно, приведенные примеры – лишь маленькие частицы большого пазла, составляющего общую картину симптомов и состояний, ассоциированных с аутизмом. Благодаря методу С.А.Т., перед специалистами открывается картина метаболизма.

Далее необходимо понять суть биологического нарушения и определить обусловленное ним расстройство обмена веществ, напрямую связанное с негативными поведенческими проявлениями, которые называют симптомами аутизма. Затем важно сбалансировать обмен веществ и планомерно насыщать организм качественной пищей, а также продуманным комплексом витаминов и минералов.

Таким образом, этот метод лечения направлен именно на устранение корня проблемы. Он отличается строго индивидуальным подходом, так как нет одинаковых детей, даже если им поставлен один и тот же диагноз. При составлении программы лечения учитываются специфические проблемы и биохимическая картина ребенка. 

Терапия позволяет преодолеть такие характерные для аутизма проблемы, как когнитивное отставание, обсессивное поведение, сложности с коммуникацией и социализацией, дефицит внимания, неверное толкование разных ситуаций, плохой аппетит, приступы гнева и так далее. Кроме аутизма, биомедицинская методика Тали Ангор оказалась эффективной при гиперактивности, синдроме дефицита внимания и других расстройствах.

Как проходит лечение?

Первая встреча с пациентом, которая длится примерно час, посвящается подробному рассмотрению истории маленького пациента, с тем, чтобы определить, с какими физиологическими и психологическими проблемами ему приходится жить. Затем родителям выдается анкета, которую необходимо заполнить дома.

Она содержит множество вопросов о ребенке с аутизмом, его образе жизни, привычках, окружении, поведении и так далее. Родители или официальные представители ребенка должны отослать анкету по электронной почте до второго визита, дата которого назначается после того, как получены все результаты анализов.

Проанализировав итоги тестов, Тали Ангор предоставляет полную информацию и дает рекомендации, связанные с решением выявленных проблем у их детей.

В итоге родители получают протокол лечения, в котором сочетаются лекарственные травы, специально подобранные пищевые добавки, витамины и минералы.

Там же содержатся предписания по изменению образа жизни и привычек в питании, исходя из реальных возможностей семьи.

Третья встреча происходит уже через месяц, когда можно уже увидеть первые изменения и получить дополнительные рекомендации по результатам первого этапа лечения. Через четыре месяца повторяются все анализы, после чего во время встречи подводятся первые итоги и планируется дальнейшая работа по улучшению здоровья и качества жизни ребенка.

Позитивная динамика в процессе терапии

Уже во время лечения у большинства детей отмечаются существенные улучшения, связанные с облегчением симптомов аутизма.

Можно наблюдать, как дети, которые ранее в принципе не могли сосредоточиться, спокойно слушают сказку десять минут подряд. Видно, как улучшается концентрация их внимания.

Малыши, имевшие огромные сложности со сном, начинают непрерывно спать всю ночь, а значит, меняются их поведение и способности в течение дня.

Существенно улучшаются и навыки коммуникации. Дети, которые не проявляли эмоций по отношению к близким людям, через несколько месяцев терапии начинают выражать чувства к родным. Появляется общение, которого ранее не наблюдалось. Такой прогресс позитивно сказывается на качестве жизни ребенка, его родителей и всей семьи.

Важно помнить, что аутизм не является болезнью, а значит, о лечении можно говорить лишь с большой долей условности. Это нарушение, формируемое по принципам, описанным в американском справочнике психологических диагнозов DSM5, направленном на классификацию душевных расстройств, исходя из их симптомов. Получается, чем они выражены слабее, тем ниже уровень нарушения.

Соответственно, если симптомы аутизма с течением времени уменьшаются и постепенно становятся настолько незначительными, что уже не влияют на качество жизни, можно прийти к выводу, что пациент больше не пребывает в аутистическом спектре.

Выход есть

Мать восьмилетнего ребенка Тамар Песах из Натании рассказала, что ее сыну диагностировали расстройство аутистического спектра в три года.

Он уже в младенчестве начал проявлять агрессию, потом почти не разговаривал и очень часто плакал без причины, которую можно было бы определить.

Поиск оптимального лечения был нелегким – сначала терапия в одном из детских центров, затем – лечение у психиатра, который прописал психотропные препараты.

Казалось, что лекарства помогают, но позже положение начало ухудшаться. В детском саду ребенок уединялся, часто бил других детей, проявлял агрессии, бесконечно пытался грызть разные предметы. В школе все стало еще хуже – с ребенком никто не мог справиться. Тем не менее, единственная рекомендация, которую удалось получить, заключалась в продолжении приема препаратов.

Ничего не менялось до тех пор, пока мать не узнала о терапевтическом методе С.А.Т и  не переговорила с родителями, чьи дети проходили такое лечение. При всем скепсисе Тамар Песах решила попробовать, тем более, что методика помогла другим детям. В результате лабораторных исследований был выявлен дрожжевой грибок, токсины и тяжелые металлы. Обнаружились также многие недостатки питания.

Изменения стали заметными уже через несколько дней после начала терапии. Ребенок начал смотреть в глаза и выполнять простые просьбы матери. Конечно, ее радости не было предела. Изменений к лучшему становилось все больше. Они начали проявляться и в школе.

Факт в том, что симптомы аутизма у ребенка этой женщины уменьшились, он стал намного спокойнее и общительнее начал проявлять эмпатию.

Нельзя сказать, что исчезли все сложности, но это стало настоящим радостным прорывом. Ребенку уже не нужны были психотропные препараты в большом количестве. Таким образом, если начать лечение с помощью С.А.

Т так рано, насколько это возможно, результаты могут оказаться впечатляющими.

Контроль после проведенного лечения (после отъезда) 

После лечения, Вы уезжаете с документами, которые переведены на любой из выбранных вами языков. Но мы не прощаемся с вами — мы продолжаем контролировать ваше здоровье. Для этого поддерживается связь с нашими специалистами, с которыми вы можете связаться по любому вопросу касательно вашего восстановления и получить необходимые рекомендации.

У ВАС МОГУТ ВОЗНИКНУТЬ ВОПРОСЫ:  Все читатели нашей рассылки имеют право получить консультацию израильского врача — онколога. Нажав кнопку внизу, вы попадете на страницу для оформления заявки. В строке «Выбор раздела», выбираете «Аутизм», заполняете форму заявки и отсылаете нам. 

  • С удовольствием ответим на Ваши вопросы:
  • Аутизм: четыре распространенных мифа о детях «в спектре»
  • ♦♦♦

БЛАГОДАРИМ, ЧТО ВЫ ДО КОНЦА ДОЧИТАЛИ НАШУ СТАТЬЮ.

Возможно Вам будет интересно подписаться на нашу еженедельную рассылку «Рецепты здоровья мировой медицины» чтобы быть в курсе самых современных технологий мировой медицины по лечению, диагностике и профилактики в области гинекологии и акушерства, гастроэнтерологии, дерматологии, кардиологии, хирургии, пластической хирургии, стоматологии, офтальмологии, ортопедии и онкологии, а также здорового образа жизни. Кроме этого, все подписчики нашей рассылки имеют право на получение льгот при лечении и диагностике в Израиле. С перечнем льгот, Вы можете ознакомиться по этой ссылке

Аутизм: четыре распространенных мифа о детях «в спектре»

О чем ваш ребенок в спектре аутизма не может вам сказать… пока | фонд выход, аутизм в россии

30.07.13

Мнение двух аутисток о составлении словаря при альтернативной коммуникации

Хейди Лостракко / Heidi Lostracco
Источник: Speak for Yourself

Аутизм: четыре распространенных мифа о детях «в спектре»

Корина Бекер и Кассиан Сибли, активисты движения аутистов

Ранее в этом месяце мы посетили конференцию Общества аутизма Америки в Питтсбурге. Первое, что мы быстро заметили, что у большинства участников конференции с ленточками «человек с аутизмом» эта фраза была перечеркнута, а рядом было дописано «аутист».

Так что не думайте, что в этой статье мы игнорируем «политически корректный» язык и неуважительно отзываемся о людях, напротив, мы лишь проявляем уважение к их личным предпочтениям. По их словам, если родителей оскорбляет слово «аутист», то для них также приемлемо слово «в спектре» (его я и использовала в заголовке).

В остальном тексте я использую слово «аутист», потому что это предпочтение тех людей, на информации от которых основана эта статья.

Мы всегда считали очень ценной информацию от взрослых, у которых были трудности с речью и языком. Мы работаем с маленькими детьми и задаемся вопросом: «Что они скажут через 25 лет?» Ответ не заставляет себя долго ждать: «Будем надеяться, что все, что им будет угодно».

Читайте также:  Распространенные заблуждения родителей об ОРВИ у детей

Можно очень многое узнать из опыта тех, кто сам что-то пережил. Когда мне предстояло кесарево сечение для рождения сына, я поговорила со своей мамой о том, каково это, потому что у нее было пять кесаревых.

Мой врач — мужчина лет за шестьдесят — снабдил меня важными инструкциями, основанными на фактах и научных исследованиях, но моя мама ответила на мои вопросы касательно реального опыта.

Если мы хотим узнать, каково быть аутичным ребенком, то разумно спросить у тех, кто действительно им был.

Нам повезло, и мы встретили нескольких умных, интересных, красноречивых и веселых аутистов.

Рискуя обидеть всех остальных людей, которых мы встретили на конференции, мы получили наибольшую пользу (как с точки зрения информации, так и с точки зрения удовольствия) от разговоров с двумя людьми.

Кассиан и Корина любезно провели с нами много времени, говоря об опыте аутистов, а также разработанном нами приложении для коммуникации, его словаре, программировании и особенностях.

Обе эти женщины сообщили, что они не могли говорить, когда были маленькими детьми, и до сих пор у них бывают периоды, когда они становятся невербальными.

Корина объяснила, что она не может говорить, когда испытывает сильное эмоциональное возбуждение. Кассиан рассказала, что она не может говорить примерно час или полтора после эпилептического приступа.

При этом они могут печатать, набирать текст или общаться с помощью жестов, даже если не могут говорить устно.

При каждой возможности мы задаем невербальным людям следующие три вопроса. Кассиан и Корина за достаточно короткое время рассказали нам очень много, так что остается только пожалеть, что мы не смогли снять все интервью на видео.

Информация буквально сочилась из них, и мы с трудом успевали за ними записывать, одновременно пытаясь не потерять нить разговора.

К тому же, знающие нас с Рене люди в курсе, что мы увлекаемся и легко приходим в ажиотаж, когда подворачивается возможность поговорить о вспомогательной и альтернативной коммуникации (ВАК) и о том, как можно изменить чью-то жизнь, предоставив возможность для общения.

Теперь представьте, что мы заполучили двух собеседников (в компании с крутой служебной кошкой для предупреждения судорожных приступов), которые разделают нашу страсть к аутизму и коммуникации, и можете представить, каким интенсивным был этот разговор на самом деле. Для простоты изложения ниже я привожу три вопроса, которые мы задаем всегда, но это не интервью. Это лишь заметки по следам куда более быстрой, интеллектуальной и приятной беседы.

Как вы научились говорить?

Обе они ответили в унисон одним словом — «эхолалия». Затем они начали объяснять, а мы лишь замерли и внимали. Корина рассказала, что она начинала говорить, повторяя слова, услышанные от других людей или по телевизору.

По ее словам, она часто делала это наедине с собой, иногда она смотрелась в зеркало и практиковалась в речи, старалась повторить интонацию и выражение лицо, от кого она услышала эти слова.

Другими словами, то, что со стороны казалось «повторением сценариев» или «отсроченной эхолалией» на самом деле было ее способом научить себя говорить.

Кассиан говорит, что она использовала «эхолаличный винегрет» для коммуникации, потому что речь — это и есть повторение слов, которые вы уже слышали и говорили, просто надо каждый раз по-разному переставлять эти слова местами. По ее словам, она повторяла предложения, которые она слышала раньше в такой же или в очень похожей ситуации.

Как только она научилась заново комбинировать слова и фразы, она начала говорить то, что действительно хотела сказать. Одним из ее первых предложений была фраза, сказанная врачу, который задавал вопросы ее маме. Она сказала: «Моя мама не знает. Она не я».

Естественно, после этого наш разговор перешел к спонтанной генерации новых предложений и важности обеспечения такой же языковой гибкости при использовании ВАК.

Что следует, по вашему мнению, знать родителям ребенка, который не может говорить?

Здесь разговор пошел о сенсорных проблемах и «негативном поведении».

Корина сказала, что до сих пор иногда несильно бьется головой о стену, потому что «это ТАК приятно!» Она говорит, что делает это недостаточно сильно, чтобы причинить себе вред, потому что она может отслеживать, какой объем сенсорных ощущений ей необходим.

Кассиан добавила, что если дети бьются головой достаточно сильно, чтобы причинить себя вред, то они могут страдать от кластерных головных болей. Она говорит, что боль от битья головой и вполовину не так страшна, как приступ кластерной головной боли.

Как правило это боль с одной стороны головы, на макушке, и во время приступов у нее наворачиваются слезы и пересыхает рот. У нее пониженный болевой порог, поэтому она не чувствует боли, пока та не достигнет «восьмерки» по болевой шкале. Бывали случаи и других серьезных заболеваний и травм у детей (абсцесс/боль в зубе, вывих плеча), которые оставались незамеченными, пока ребенка не отвозили в больницу.

Кассиан также сказала, что обожает сильное сжатие, потому что «моя нервная система вся напряжена (она вытягивает руку), а когда я сжимаю ее (она делает это другой рукой и глубоко вдыхает), то все мое тело расслабляется».

Она описывает себя как «наркоманку глубокого давления». Тем временем мы наблюдали, как она сжимает другую руку, чтобы восстановить баланс в ее нервной системе.

Раньше мы уже заметили, что бы она ни делала с одной стороной тела, она обязательно сделает то же самое с другой.

Какие слова должны присутствовать в лексиконе человека, общающегося с помощью электронного коммуникатора?

Ругательства

Разговор с Кассиан об этом зашел еще в самом начале. Она спросила, можно ли добавить ругательства в наше приложение и правильно их произнести. Мы ответили: «Конечно». Она сказала: «Хорошо, потому что если вы не можете выругаться, то вы не можете говорить по-настоящему». Мы согласились.

Обычно мы не программируем ругательства в приложения детей, но мы определенно не удаляем их, когда их добавляют сами дети. Я рассказала ей, что мой сын-подросток тестировал произношение различных ругательств на стадии разработки, как только у приложения появился голос.

Во время последующего визита она сама протестировала приложение. Она предложила, что у ребенка должна быть «злая страница» со словами, которые не являются непристойными, но могут выразить злость.

Например, она предложила (из подцензурных вариантов): «Уходи», «Походи по лего», «Залезь на канат и отпусти руки».

Сенсорный язык

Как мы уже говорили ранее, сенсорная регуляция очень важна, и Кассиан с Кориной предложили обязательно добавлять сенсорный язык. Примеры такого языка: «Слишком ярко», «Слишком громко», «Сожми меня», «Пощекочи», «Почеши», «Помассируй» и «Не трогай меня!»

Самоадвокация

Во время одной из презентаций Корина и Кассиан участвовали в круглом столе об аутичных женщинах, и одна из участниц-родителей из зрительного зала сказала: «Мой ребенок не такой высокофункиональный как вы, и у него нет никаких навыков».

По словам Кассиан, ее подруга из зрительного зала сказала, что в тот момент было заметно, что все участницы круглого стола заметно вздрогнули и практически начали отнимать друг у друга микрофон.

Первая женщина, которая успела до него добраться, сказала: «Пожалуйста, никогда больше такого не говорите!» Кассиан пояснила, что решила рассказать нам об этом случае, потому что мы показались ей людьми, которые будут против такой фразы. И она была права.

Мы поговорили о том, что важно по умолчанию считать человека компетентным, и что нужно предоставить пользователю ВАК доступ к языку, который можно использовать для отстаивания своих прав. Например: «Я сам за себя отвечаю. Говорите со мной», «Я вас слышу и понимаю» и «Пожалуйста, не говорите так обо мне».

Насчет чувств…

Частично наш разговор не соответствовал ни одному из вопросов, и он касался эмоций. Очень часто, когда мы говорим о целях коммуникации для детей, мы говорим о выражении чувств. Корина отметила, что чувства так сложно выразить, что ей кажется, что слов не может быть достаточно для описания эмоции.

Она не понимает, почему такое огромное чувство как любовь описывается таким простым и коротким словом. Тревога и злость переживаются с такой интенсивностью, что они в буквальном смысле лишают ее дара речи. Так что она не может использовать слова из-за их несоответствия.

Мы можем это понять, но за неимением лучших, более обширных и сильных слов, мы пользуемся доступным словарем по описанию чувств. Мы даже не думали о том, что «миримся» со случайными определениями сложных эмоций.

Более того, мы даже не думали, что некоторые люди могут полностью игнорировать «категорию чувств» именно по этой причине.

Читайте также:  Ошибки в лечении ожогов у детей: что запрещено делать

Коммуникация и речь, От первого лица

Распространенность аутизма: подлинная и мнимая

В последние десятилетия сообщается о неуклонном росте расстройств аутистического спектра (РАС) во всем мире. К настоящему времени, по оценкам ВОЗ [1], 1 ребенок из 160 детей в мире страдает РАС.

Впервые эпидемиологическая оценка аутизма была проведена в 1966 г. Так, по данным V. Lotter [2], в 1966 г. выявлено 4,5 случая на 10 000 детей, а в 1979 г., по данным L. Wing и J. Gould [3], — 5 на 10 000. Позднее Е. Fombonne [4] проанализировал соответствующие материалы, опубликованные в разных странах с 1966 по 2001 г.

Он показал, что распространенность детского аутизма (ДА) выросла примерно на 1300%, удваиваясь каждые два года на протяжении указанного периода. Оценки распространенности варьировали от 0,7 на 10 000 до 72,6 случая на 10 000 детей.

При этом он отмечал, что показатели распространенности отрицательно коррелировали с размером выборки: в маломасштабных исследованиях, как правило, были получены более высокие показатели. В исследованиях, которые опубликованы после 1987 г., приводились показатели более 7 случаев на 10 000. В 18 исследованиях, опубликованных с 2000 г.

, показатели распространенности колебались от 7,2 до 40,5 случая на 10 000, средний показатель составил 20,6 случая на 10 000.

В 70-х гг. прошлого столетия произошла смена парадигмы L. Kanner [5] на РАС L. Wing [6].

С этого времени количество случаев, относящихся к данному виду патологии, стало неуклонно увеличиваться, что не могло не приводить в недоумение как авторов новой концепции, так и широкого круга работающих в этой области специалистов.

В литературе обсуждались возможные причины роста заболеваемости, в том числе экологические, включая тройную вакцину против кори, эпидемического паротита и краснухи (MMR). Но это не было подтверждено независимыми научными исследованиями.

В это же время встал вопрос об изменениях самих диагностических критериев в сторону расширения спектра аутизма, к которому стали относить ДА, синдром Аспергера (СА), общее и неуточненное расстройство развития (ОРРН) [6, 7].

Цель настоящего обзора — анализ и обобщение имеющихся в литературе данных о распространенности РАС в аспекте валидизации их диагностики.

Распространенность РАС в США. В 2002 г. общая распространенность РАС среди детей 8 лет варьировала от 3,3 на 1000 (штат Алабама) до 10,6 случая на 1000 детей (штат Нью-Джерси) [8]. Данные, полученные в 11 штатах США в 2006 г.

, продемонстрировали, что показатели резко различаются: во Флориде была самая низкая распространенность (4,2 случая на 1000 человек), а в Миссури и Аризоне — самая высокая (12,1 на 1000) [9]. Через 6 лет, в 2012 г.

, показатель общей распространенности РАС увеличился до 14,6 случая на 1000 человек в диапазоне от 8,2 на 1000 (штат Мэриленд) до 24,6 на 1000 (штат Нью-Джерси) [10].

Распространенность РАС в Европе. Распространенность РАС в Европе варьирует от около 1 случая на 1000 человек в Хорватии [11] до 11,5 на 1000 в Швеции [12].

В Великобритании показатели распространенности, полученные из регистра специальных образовательных потребностей (SEN) и данных клинического обследования 5—9-летних детей, составили 94 и 99 на 10 000 соответственно [13].

В другом исследовании [14] распространенность РАС на 10 000 населения в 11 лет составляла 51,1 для лиц с «многопрофильным диагнозом».

По данным, поступившим из органов образования, этот показатель составлял 61,9, в том числе для ДА — 21,6, для атипичного аутизма — 10,8, для СА — 16,6 и для ОРРН — 13,0.

По данным общенационального фонда медицинского страхования Германии установлено, что с 2006 по 2012 г. распространенность диагнозов РАС у пациентов в возрасте от 0 до 24 лет увеличилась с 0,22 до 0,38%.

Тем не менее соответствующие показатели были ниже, чем в некоторых других западных странах.

Более того, в значительной части случаев диагнозы РАС были пересмотрены, что могло свидетельствовать об их ошибочности [15].

Во Франции среди 7-летних детей, родившихся в 1997—2003 гг., общая распространенность детей с РАС составила 36,5 на 10 000 детей, с ДА — 8,8 на 10 000, с СА — 1,7 на 10 000, с ОРРН — 25,9 на 10 000. Было установлено, что распространенность РАС за указанный период достоверно увеличилась (p

Дети могут победить аутизм

Как показали исследования, аутизм это одно из заболеваний, которое некоторым детям с возрастом удается перерасти. Специалисты обследовали 34 детей школьного и более старшего возраста, у которых в раннем детстве был выявлен аутизм, а теперь состояние нормализовалось.    

Как показали результаты обследования, у некоторых детей и молодых людей в возрасте от 8 лет до 21 года теперь уже отсутствуют симптомы нарушения развития, из-за которого они испытывали трудности общения и социализации. 

В результатах обследования, опубликованных в журнале по детской психологии и психиатрии (Journal of Child Psychology and Psychiatry), не приводится никаких данных о том, какой процент детей, страдающих аутизмом, имеют шансы на выздоровление. Однако, по словам ученых, исследования позволяют надеяться, что хотя бы в некоторых случаях заболевание «аутизм» можно победить. 

Доктор Томас Инсел (Thomas Insel), директор Американского национального института психического здоровья, который оказывал содействие в проведении исследования, говорит: «Хотя, как правило, поставленный диагноз о наличии аутизма снять со временем не представляется возможным, результаты исследования позволяют предположить вероятность развития болезни по различным сценариям и вариантов такого развития очень много. 

Для каждого отдельного ребенка исход можно узнать лишь со временем – через несколько лет лечения и наблюдений. Отдаленные результаты после проведения нашего исследования позволят получить более подробную информацию о характере аутизма и роли лечения, но потребуется немало времени прежде, чем у этих детей проявятся другие проявления их состояния».   

По-прежнему остается невыясненным, насколько точно этим детям был поставлен первоначальный диагноз, а также есть ли вероятность того, что у тех детей, состояние которых с возрастом нормализовалось, заболевание изначально проявлялось лишь в легкой форме.  

Перед проведением этого исследования группа ученых-специалистов провела проверку диагнозов, поставленных ранее врачами.  

Результаты позволяют предположить, что дети с признаками выздоровления в раннем детстве, как правило, испытывали сравнительно незначительные затруднения в социальном взаимодействии.

Однако, по всей вероятности, у них проявлялись более серьезные коммуникативные затруднения и стереотипия (часто повторяющиеся поведенческие акты, т.е.

бесцельное или ритуальное повторение движений – прим. перев.)

Группа ученых под руководством доктора Деборы Файн (Deborah Fein) из университета штата Коннектикут провели сравнительное исследование, в котором приняли участие 34 пациента с «наиболее благоприятным течением заболевания», 34 участника без каких-либо нарушений развития, а также 44 детей и молодых людей с ярко выраженными проявлениями аутизма. Участники всех трех групп были одного возраста, пола и имели одинаковые результаты невербальных тестов на уровень интеллекта.  

У пациентов с «наиболее благоприятным течением заболевания», несмотря на ранее диагностированный аутизм, не было выявлено никаких речевых затруднений, трудностей распознавания лиц, затруднений в коммуникации или социальном взаимодействии. 

Ученые продолжают анализировать данные об изменениях функции мозга у детей. Они также изучают сведения о том, какое лечение получали дети, в какой степени это лечение могло способствовать их выздоровлению, а также какую роль сыграл уровень умственных способностей детей. 

  • «У всех детей с диагнозом РАС (расстройства аутистического спектра) при проведении интенсивного лечения возможно значительное улучшение состояния, однако, на данном уровне изученности этой проблемы, этого “наиболее благоприятного” течения заболевания, изучением которого мы сейчас занимаемся, достичь у большинства больных пока не удается», — говорит доктор Файн. 
  • Мы надеемся, что дальнейшие исследования помогут нам лучше понять механизмы изменений, чтобы мы смогли обеспечить детям наиболее благоприятную жизнь». 
  • ЧТО ТАКОЕ АУТИЗМ
  • Аутизм означает целый спектр нарушений развития, которые начинают проявляться в раннем возрасте и оказывают влияние на человека на протяжении всей его жизни. 
  • Симптомы заболевания можно разделить на три группы:
  • 1) Затруднения в социальном взаимодействии.
  • 2) Нарушения речевой и коммуникативной деятельности.
  • 3) Нетипичный образ мышления и поведения.
  • Больные аутизмом также могут отличаться повышенной или пониженной чувствительностью к звукам, прикосновениям, вкусу, запахам свету и цвету.
  • Симптомы могут проявляться в различной степени – от слабо до ярко выраженных, но все они вызывают чувство тревоги и беспокойства.
  • Некоторые аутисты могут вести относительно самостоятельную жизнь, а другим на протяжении всей жизни требуется помощь специалистов.
  • Вылечить аутизм невозможно, однако существуют некоторые методы лечения, позволяющие аутистам приспособиться к окружающей их действительности. 

В Великобритании расстройствами аутистического спектра страдает приблизительно один из ста детей. Мальчики подвержены этому заболеванию больше, чем девочки.  

Прежние исследования возможностей излечения от аутизма оказались несостоятельными.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector